декабрь 2014
    1 2 3
4
5
6 7 8 9 10
11
12
13 14 15 16 17
18
19
20 21 22 23 24
25
26
27 28 29 30  
 
 




Наша кнопка:
Пресс-центр Михаила Ходорковского

Новости по делу Платона Лебедева

Политические новости

Генеральная прокуратура РФ

Дело




Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
Суд удалился для вынесения приговора

Третий по счету и второй по сути предъявленных обвинений судебный процесс над сотрудником службы безопасности НК ЮКОС Алексеем Пичугиным завершился. В полном информационном забвении, ободряемый лишь близкими родственниками, так и не сказавший за время судебного следствия ни одного слова по существу дела, Алексей Пичугин теперь будет ждать только приговора. Третьего в своей жизни и, вероятно, решающего.
Два процесса одного подсудимого

К рассмотрению уголовного дела по обвинению начальника 4-го отдела службы безопасности НК ЮКОС Алексея Пичугина в организации убийства директора фирмы «Феникс» Валентины Корнеевой, мэра Нефтеюганска Владимира Петухова, двух покушений на управделами австрийской компании «Ист Петролеум» Евгения Рыбина Мосгорсуд приступил 17 апреля 2007 года. 21 февраля дело было возвращено на повторной рассмотрение после того, как Верховный Суд РФ в кассационном заключении указал, что в приговоре от 17 августа 2006 года ( Пичугин был признан виновным и получил 24 года лишения свободы) « … суд лишь формально перечислил требования ст. 60 УК РФ об учете характера и степени общественной опасности совершенного. Конкретной оценки характера и степени общественной опасности реально совершенных преступлений, учета всей совокупности обстоятельств дела, в том числе роли Пичугина, наступивших последствий, при назначении конкретного наказания в соответствии с принципами индивидуализации и справедливости судом не дано». Коллегия судей Верховного суда так же посчитала, что в приговоре дана оценка не всем противоречивым показаниям подельников Пичугина и свидетелей по делу.

Повторный уголовный процесс, несмотря на неизменившийся характер предъявленных обвинений, все же заметно отличался от судебного рассмотрения 2006 года. Это касается, как сроков, так и фактов, установленных в ходе заседаний.

Прежде всего, неожиданным стало выступление порядка 8 свидетелей, не участвовавших в разбирательствах в 2006 году. Этот факт, безусловно, можно занести в актив гособвинения. Ведь перед началом процесса звучали мнения, что рассмотрение нового дела будет сугубо формальным и с явкой свидетелей могут возникнуть проблемы. Некоторых свидетелей сторона обвинения, действительно, не досчиталась. В частности, не приехали в Москву некоторые жители Нефтеюганска. Тем не менее, гособвинитель Кира Гудим, выступая в прениях, отметила, что в новом процессе суду для рассмотрения и принятия решения была предоставлена гораздо большая доказательная база.

Сроки нового судебного рассмотрения так же отличаются от прошлогодних. Если в 2006 году по существу дело рассматривалось с 16 мая по 27 июля (около 2,5 месяцев), приговор – 17 августа, то в 2007 году, несмотря на то, что судили одного Пичугина, - с 17 апреля по 17 июля (три месяца). Причины несколько затянувшегося процесса, как объективные, так и субъективные. В середине июня судья Штундер приступил к рассмотрению еще одного дела и заседания стали проходить лишь два-три раза в неделю. Затянул завершение процесса и целый ряд ходатайств, которые защитники Пичугина готовили к каждому новому заседанию. Число ходатайств росло в геометрической прогрессии. Подавляющую их часть судья Петр Штундер отклонил.

Безусловно, второй процесс, стал более нервным и конфликтным. К непредусмотренному финалу судебного процесса 2006 года стороны, если и были готовы, то скорее профессионально, нежели психологически. Ведь теперь вновь, как и год назад, для обвинения и защиты вердикт суда будет иметь стратегическое значение. Каким бы оно ни было. Ответственность момента сыграла свою роль. Если Владимиру Усову адвокаты Пичугина лишь один раз выражали недоверие, то Петру Штундеру отвод заявлялся дважды. Все же, в силу накопленного опыта, председательствующему удавалось нивелировать порой откровенно провокационные выпады защитников. А вот сглаживать острые углы в юридических и около юридических спорах адвокатов и прокуроров у Штундера получалось не всегда.

Впрочем, при вынесении решения суд будет руководствоваться не эмоциями, а конкретными показаниями и документами, приобщенными к делу. Что же узнал Петр Штундер за время судебного разбирательства?

Убийство Корнеевой

А узнал судья немало. Возможно, даже больше, чем Владимир Усов, определивший в отношении Пичугина обвинительный вердикт в 2006 году. По эпизоду убийства директора фирмы «Феникс» Валентины Корнеевой важные для суда сведения сообщили бывший юрист фирмы Владимир Коваленко и главный бухгалтер Вера Чеканова. Коваленко вместе с Корнеевой противостоял попыткам банка «Менатеп» захватить собственность предпринимательницы. В свой показаниях юрист весьма подробно рассказал, как давили, так называемые «переговорщики»: «На первой встрече с моим участием представители банка заявили, что шутить не намерены. Звучали фразы, типа: «Мы вас задавим! Да кто вы такие! Мы дверь в кабинет Лужкова ногами открываем!». Коваленко выразил уверенность, что Корнееву незадолго до ее убийства «засветили», т.е. показали киллерам во время визита последней в одну из охранных фирм, где женщина на вахте предъявляла паспорт. Корнеева же так и не поняла, зачем она была приглашена в это здание.

Вера Чеканова рассказала, что в последние месяцы своей жизни, вопреки характеру, Корнеева стала очень нервной. Связано это было с постоянными визитами представителей банка «Менатеп» - Горина и Назаренко, которые настаивали на продаже или передаче магазина. За несколько недель до убийства, во время обеда в коллективе, Корнеева обронила: «Девчонки, меня, наверное, скоро убьют!».

Муж убитой Дмитрий Корнеев не скрывает, что считает виновными в совершении преступления представителей банка «Менатеп». «Переговорщики» действовали нагло, грубо. Супруга не говорила Корнееву, что ей кто-то угрожает. Однако, последние несколько недель до убийства, семейная пара поднималась на лифте не на свой этаж, а выше, из мер предосторожности. В феврале 2007 года Корнеев поделился мнением, что Сергей Горин не мог самостоятельно организовать убийство. «Версия о том, что Горин мог «заказать» Валентину – выдумка!», - уверен глава семейства. – «Он не в своих интересах вел переговоры о продаже помещения ЮКОСу, каким же его личным интересам могло послужить ее убийство?»

Сын Валентины Корнеевой Дмитрий, возглавивший «Феникс» после смерти матери, почти каждый день встречался с Гориным. «После убийства денег уже, вообще, не предлагали», - сообщил суду Корнеев. – « На меня давили, принуждали вступить в ЗАО, которое должно было заниматься реконструкцией всего здания. Это было невыгодно, поскольку мы лишались своей собственности, а прав в новой организации не имели практически никаких».

Что интересно, в зале суда выступил участник «переговоров» с Корнеевой, сотрудник службы безопасности НК ЮКОС, работавший под непосредственным руководством Пичугина Дмитрий Назаренко. Он «открестился» от Горина, заявив суду, что все переговоры тот вел самостоятельно, а сам он, лишь «сопровождал» дело – отслеживал «чистоту» документов и т.д. Есть ряд иных показаний свидетелей, которые указывают, что Назаренко выполнял далеко не протокольную функцию в «переговорах» с Корнеевой. Даже, если принять во внимание лишь те сведения, которые сообщил суду свидетель, становится ясно, что Пичугин выполнял роль куратора «переговоров» с Корнеевой. Перед ним отчитывался Назаренко. По его инициативе к «переговорному» процессу был привлечен Горин. Фактически, решение вопроса по захвату помещения магазина «Чай» на Покровке было насущной проблемой Пичугина.

Все вышеперечисленные показания касаются мотивов преступления. Они, как выясняется, у «куратора» Пичугина и «переговорщиков» были. О том, что «заказ» на убийство Корнеевой поступил из банка «Менатеп» говорит непосредственный исполнитель преступления – волгоградский киллер, друг Горина Владимир Шапиро. В судебном заседании, он показал, что Горин и его супруга Ольга склоняли его к совершению убийства. «Я возмутился и отказался», - заявил суду Шапиро. – «Тогда Горин сказал, что, если я не совершу убийства, то убьют и меня, и Горина, и его семью серьезные люди из ЮКОСа. Он называл мне фамилии заинтересованных людей, среди них была и фамилия Пичугин. В результате, опасаясь за свою жизнь и безопасность своей семьи, я был вынужден согласиться». По словам Шапиро, в числе людей, которые стояли за «заказами» были Алексей Пичугин и Леонид Невзлин. Об этом Шапиро было известно лично от Горина. Показания Шапиро в новом судебном разбирательстве отличаются от его показаний в 2006 году. Впрочем, об этом чуть ниже.

О «заказе» в отношении Корнеевой, исходившем от Пичугина и Невзлина, суду сообщил и водитель Горина, бывший тамбовский милиционер Олег Смирнов. Ему от самого Горина и Овсянникова было известно, что Горин являлся посредников в совершении преступлений, в том числе убийства женщины в Москве, двух покушений на Рыбина.

Убийство Петухова

В отношении убийства мэра Нефтеюганска Владимира Петухова в суде высказались те же свидетели: бывший депутат гордумы Нетунаев, руководитель финансового комитета администрации Нефтеюганска Шевцова, заместители Петухова Жаров, Беляев. Из «новых» свидетелей можно назвать бывшего депутат гордумы Пушкаренко. Интересная деталь - ни один из выступивших свидетелей не отметил, что Петухов нерационально тратил бюджетные деньги, был плохим руководителем. Напомним, версию о вороватом мэре-самодуре, растратившем бюджетные деньги, а потом обвинившем в этом ЮКОС ради собственного пиара, сегодня активно поддерживают защитники Пичугина. Недальновидным руководителем мэр предстает в показаниях своих бывших политических противников, данных, большей частью в 1998 году. Неизвестно, что бы сегодня сказали о Петухове в зале суда, его «визави», показания которых активно эксплуатируют адвокаты Пичугина. О том, что Петухов был конфликтным человеком, неправильно тратил бюджетные деньги, любил аппелировать к народу, говорили депутаты гордумы Дегтярь, Любиев, ныне мэр Нефтеюганска Буров. Поводов для политической борьбы в Нефтеюганске в 1998 году было предостаточно. Часть верхушки городской власти в то время официально работала на ЮКОС, в частности, «Юганскнефтегаз». Резкие требования Петухова в должном объеме платить налоги, выдвинутые в отношении руководства компании, шли в разрез с интересами «юкосовских» депутатов в гордуме Нефтеюганска.

Между тем, бывший депутат гордумы Нетунаев выразил уверенность в том, что мотив убийства Петухова – критика мэра налоговой политики ЮКОСа, фактически переставшего платить налоги в городскую казну: «Руководство нефтяной компании видело в Петухове профессионала, которому не «навешаешь лапши на уши». Заместитель Петухова Жаров, так же отмечал, что в 1998 году, когда конфликт уже был в полном разгаре, Дубов прямо предложил списать долги! И даже указал схемы, как это можно сделать. За это было обещано придерживаться прежней схемы налоговых отчислений: 70% к 30%. Петухов отказался. Цена вопроса для ЮКОСа была, действительно, крайне высока. Ситуация с невыплатой налогов компанией была предметом обсуждения на встрече у губернатора Ханты-Мансийского округа 25 июня 1998 года, накануне убийства градоначальника. Бывший главный финансист города Татьяна Шевцова сообщила суду, что Петухов рассказывал ей о результатах совещания. На встрече был затронут вопрос об отзыве у компании лицензии. За налоговые долги, ЮКОС должен был рассчитаться частью недвижимости в городе и нефтяными скважинами. За отказ от выступлений и требований в отношении компании Петухову неоднократно предлагали взятки. По словам Шевцовой, представители ЮКОСа даже пообещали градоначальнику взять на содержание администрацию города.

Гособвинение приобщило к делу копию стенограммы заседания ЧК при губернаторе ХМАО. Как следует из документа, на заседании 25 июня 1998 года в ходе обсуждения вопросов по задолженности ЮКОСа, стороны договорились о том, что в качестве залога для погашения долга, будут использованы основные активы компании «Юганскнефтегаз». Для подготовки необходимых юридических документов даже составили график. Свидетель Пушкаренко подтвердил, что с факсом подобного документа знакомился через несколько дней после убийства Петухова. В прениях Кира Гудим отметила, что сам факт создания временной чрезвычайной комиссии по урегулированию вопросов о выплате налоговых платежей компанией ЮКОС при губернаторе Ханты-Мансийского округа, «сам по себе является констатацией, признанием проблемы отсутствия налоговых поступлений, вне зависимости от того, кто является руководителем города».

Так была ли налоговая задолженность у ЮКОСа, если губернатор округа обсуждает этот вопрос в экстренном, чрезвычайном режиме и собирает для этого специальную комиссию? В чем популизм Петухова, если руководство округа признает проблему? Был ли у ЮКОСа мотив разобраться с Петуховым, если выступления мэра привели к тому, что встал вопрос об отзыве у компании лицензии и потере части основных активов?

«Между потерей самой компании либо ее имиджа, ее руководители выбрали последнее!», - констатировала представитель Генпрокуратуры.

Особого внимания в этой связи заслуживают показания вдовы Петухова Фариды Исламовой. Тем, кто присутствовал во время выступления вдовы Петухова в Мосгорсуде, нетрудно было заметить, какой болью в душе отзываются для женщины горькие воспоминания 9-тилетней давности. Исламову пытались сделать убийцей своего мужа в 1998 году, угрожали и издевались в течение последующих. Исламова пояснила, что на митингах доведенные до отчаяния, голодные жители Нефтеюганска не предъявляли требований к Петухову, (чего можно было бы ожидать в том случае, если Петухов не рационально тратил бюджетные деньги), все обвинения были направлены в адрес руководства ЮКОСа, в частности, Ходорковского, а так же губернатора округа Филиппенко. От Петухова Исламовой известно, что Симановский признавал долг компании, однако, решить проблему не мог. Этот вопрос решал только Ходорковский. Петухов рассказывал своей супруге, что представитель ЮКОСа при администрации Нефтеюганска Копанев предлагал ему взятку. Копанев зашел в кабинет мэра с дипломатом, открыв который, сказал: «Это велено передать вам!». Дипломат был набит пачками американских долларов. «Закрой это и уходи отсюда!» - сказал Копаневу Петухов.

Покушения на Рыбина

«Заказ» руководителями ЮКОСа покушений на управделами австрийской компании «Ист Петролеум» Евгения Рыбина нашел в суде новые подтверждения. Как известно, первое покушение на жизнь предпринимателя произошло 24 ноября 1998 года. Волгоградский киллер Решетников в 2000 году признан Мосгорсудом виновным в совершении этого преступления. Его подельник Цигельник осужден в прошлом году. Второе покушение произошло 5 марта 1999 года. Бандиты подорвали автомобиль Рыбина. Погиб водитель Федотов, чудом остались в живых охранники Филиппов и Иванов. Рыбина в машине не было. Охота на предпринимателя была открыта после выступлений Рыбина в СМИ и обвинений руководства ЮКОСа в нечистоплотности, предъявления Рыбиным финансовых исков к ЮКОСу.

В суде сам предприниматель еще раз подтвердил свою уверенность в том, что за преступлениями в отношении него стоит руководство ЮКОСа, в частности, акционер компании Леонид Невзлин, который лично и опосредованно угрожал ему расправой. Пичугина Рыбин видел один раз, когда тот в числе двух других сотрудников ЮКОСа приезжал к нему в офис и обсуждать вопрос о передаче нефтяной компании сети нефтебаз и АЗС. «Переговоры», по словам потерпевшего, велись жестко, даже грубо.

Свои показания в суде подтвердил и бывший вице-президент «Томскнефти» (до покупки компании ЮКОСом) Гурам Авалишвили. Он отмечал, что новые владельцы «Томскнефти» устроили настоящую «чистку рядов». Сотрудников компании вызывали в Москву в службу безопасности, где заставляли давать компрометирующие иных сотрудников сведения. После того, как Авалишвили побывал один раз в «застенках» «самой прозрачной в мире компании», он самостоятельно ушел из «Томскнефти». Преследование после этого не прекратилось. Авалишвили угрожали, требовали дать компромат на Рыбина и иных сотрудников «Томскнефти». Ситуация была настолько серьезной, что Авалишвили, на тот момент занимавшему пост вице-губернатора Томской области, даже пришлось обращаться за защитой в ФСБ.

Пожалуй, самыми содержательными, стали показания адвоката Евгения Рыбина Александра Добровинского, рассказавшего суду, если не все, то весьма многое из своего горького опыта общения с Леонидом Невзлиным. Добровинский представлял интересы компаний «Биркенхольц» и «Ист Петролеум» в судах с 1998 года. Когда Добровинскому удалось наложить арест на активы ряда предприятий, купленных ЮКОСом, к адвокату пришел молодой человек, представившейся Сергеем и настойчиво посоветовал выйти из дела. «Ты же понимаешь, речь идет о жизни твоих детей, твоей семьи, зачем тебе это надо?», - был предельно четок визитер. Через несколько дней после второго покушения на Рыбина 5 марта 1999 года, к Добровинскому в ресторане «Джан Карло» подошел человек, который распахнул полу пиджака, и, продемонстрировав пистолет, сказал: «Следующий ты!». Поскольку никаких серьезных дел кроме исковых тяжб Рыбина у Добровинского в то время не было, то он записал угрозу на счет руководства нефтяной компании, и воспринял более, чем серьезно. В сентябре 2003 года Добровинский стал свидетелем угроз Невзлина в адрес Рыбина. Израильский «репатриант» позвонил в офис адвоката и в телефонной беседе, которую слышали присутствовавшие Рыбин и начальник его охраны Хохлов, в выражениях близких к нецензурной лексике, сказал про Рыбина: «…Как его еще земля носит!». Тональность монолога Невзлина не оставила сомнений в том, что эти слова нужно расценивать как угрозу. В июне 2005 года к адвокату в ресторане «Сыр» подошел неизвестный молодой человек, который протянул мобильный телефон и сказал, что с адвокатом хотят поговорить. «Это был Леонид Невзлин», - заявил суду Добровинский. – «Он сказал мне следующее: «Александр, у тебя не более 10 дней, чтобы представить в посольство Израиля письмо и свидетельства о том, что к тебе в 1998 году в виду плачевного финансового состояния обратился некий предприниматель Рыбин. Он попросил инициировать судебные процессы, и, действуя путем мошенничества и шантажа, пытался получить крупную сумму у компании ЮКОС. Для этого были предприняты следующие действия: подкуп судов, инсценировка покушений на убийство и т.д. Если ты этого не сделаешь, то в ближайшее время против тебя будут возбуждены уголовные дела и тебя лишат статуса адвоката. Если ты это сделаешь, то так будет лучше и для тебя и для твоего клиента. И передай ему – никаких свидетельских показаний по делу Пичугина!». Молодой человек забрал телефон и ушел. В июле 2005 года Добровинский отдыхал в Нью-Йорке. В ресторане гостиницы «Нью-Йорк Палас Отель» к нему подошел незнакомый человек, который сказал: «Зачем же вы так быстро «настучали» по поводу телефонного звонка!», и ретировался. За соседним столиком в ресторане Добровинский увидел Леонида Невзлина.

По Страсбургскому счету…

А что же исполнители преступлений? И в прошлом, и в настоящем судебном заседании волгоградские киллеры Цигельник, Решетников признались в совершении убийства Петухова, двух покушениях на Рыбина, совершенных через посредников Горина и Горитовского в интересах Пичугина и Невзлина. О причастности сотрудников ЮКОСа к «заказам» бандитам известно не только от Горина. Цигельник, Решетников, Шапиро утверждают, что 5 марта 1999 года лично видели «заказчиков», которые приехали на встречу к гостинице «Салют» и дали отмашку на убийство Рыбина. Сомневаться в причастности именно этих бандитов к заказным убийствам, по определению гособвинителя Киры Гудим, нет оснований. Свидетели дают подробные показания, которые изобилуют деталями и согласуются с другими доказательствами по делу и свидетельскими показаниями.

Интересен, в этой связи, «поворот» в показаниях убийцы Корнеевой Шапиро. Ранее он давал показания о том, что ему известны «заказчики». Однако, в прошлом судебном заседании заявил о своей неосведомленности в том, в чьих интересах действовал. В новом судебном процессе Шапиро вернулся к прежним показаниям, заявив, что скрыл от суда известные ему сведения, поскольку в его адрес поступили угрозы, в следствие чего, он опасался давать показания против ЮКОСа. В ходе заседания выяснилось, что Шапиро, находясь в камере СИЗО услышал фразу, брошенную кем-то в коридоре: «Замолчи, а то умрет твоя мать!». Угрозу он воспринял, как реальную. Проведенная по заявлению Шапиро проверка, отказала в возбуждении уголовного дела.

Мог ли Шапиро воспринять указанную фразу, как серьезную угрозу? Вообще, все киллеры в судебном заседании, подтвердили, что всегда опасались ликвидации со стороны своих «заказчиков». Тому же Шапиро Горин говорил, что ЮКОС заказал всю волгоградскую бригаду. Именно поэтому Шапиро самостоятельно сдался правоохранительным органам. «Послу убийства Горитовского и Горина, я понял, что я следующий!», - сказал киллер в судебном заседании. Цигельник так же высказывал опасения за свою жизнь. Пешкун говорил, что Горин предупреждал его о том, что его могут убить. С учетом того, что до судебного заседания 2006 – 2007 гг. не дожили камышинские бандиты Попов, Приходько, волгоградский посредник Горитовский, семья Гориных, у оставшихся в живых киллеров есть все основания беспокоиться о своей безопасности.

Сотрудничество бандитов со следствием – главная проблема защиты Пичугина. Поэтому отказ Овсянникова от своих показаний на предварительном следствии в том, что он причастен к убийству Корнеевой, был осведомлен о «заказчиках» преступлений и заявление о давлении следствия – главный козырь адвокатов. Впрочем, гособвинение уверено, что Овсянников отказался от своих показаний с целью смягчить процессуальное положение Пичугина. К тому же участие Овсянникова в преступлениях и осведомленность в их подробностях подтверждается свидетельскими показаниями Смирнова, Шапиро.

Что же можно занести в актив защиты Пичугина? Первое, это приобщение к делу рецензирования эксперта-почерковеда Натальи Володиной, направленные на дискредитацию результатов экспертизы записки с адресом Рыбина, выполненной Пичугиным. В 2006 году суд не уделил рецензированию Володиной никакого внимания. Второе, адвокаты отбили попытки гособвинения приобщить к уголовному делу обличающие Невзлина и Пичугина показания свидетелей Пискарева, Коршакевич, данные на прошлом на прошлом судебном процессе. Впрочем, в деле появились куда более веские показания Добровинского и Голубовича.

Единственное, чего без сомнения добились адвокаты Пичугина – это продемонстрировали суду и участникам процесса свою тактику. Всем, действительно, теперь ясно, что она есть. И тактика эта, направлена, прежде всего, на Страсбургский суд. В последние недели, предшествовавшие прениям, адвокаты Пичугина выступили в ряде СМИ. Никто не скрывает, что решение вопроса по делу Пичугина защита будет решать через Европейский суд по правам человека. Европейский суд же, о, якобы, несоблюдении прав Пичугина, почему-то задает вопросы российскому правительству. Иначе, как политическим давлением на судебные органы и органы власти подобную ситуацию назвать нельзя. И все это происходит накануне приговора Пичугину. Тактические «маневры», наверное, могут принести защите свои околополитические дивиденды, а вот судебные и общественные вряд ли. Ведь осведомленность о фактических обстоятельствах «дела Пичугина» даже некоторых уважаемых СМИ откровенно удручает. Цитата заголовка: «Алексей Пичугин, бывший руководитель службы безопасности ЮКОСа (?), который или не успел, или не захотел уехать из России в свое время (?), может никогда не выйти на свободу»

Алексей Крутилин, спецкор. пресс-центра «Приговор»
Пресс-центр «Приговор»


сотрудник службы безопасности ЮКОСа. 

Поиск




Агентство Приговор. Мнения Библиотека Хроника .
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Prigovor.Ru" обязательна. ©2015 e-mail: info@prigovor.ru