декабрь 2014
    1 2 3
4
5
6 7 8 9 10
11
12
13 14 15 16 17
18
19
20 21 22 23 24
25
26
27 28 29 30  
 
 




Наша кнопка:
Пресс-центр Михаила Ходорковского

Новости по делу Платона Лебедева

Политические новости

Генеральная прокуратура РФ

Дело




Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
Генпрокуратура оправдала… многочисленные ожидания

13 июля сторона обвинения завершила представление доказательств по уголовному делу начальника 4-го отдела службы безопасности НК ЮКОС Алексея Пичугина и выступила в прениях. Как и ожидалось, позиция Генпрокуратуры не изменилась. Камиль Кашаев попросил суд приговорить Пичугина к пожизненному сроку лишения свободы. В отличие от прошлогодних выступлений в прениях, речь гособвинителей была более аргументированной и предельно четкой.
Обвинение осталось обвинительным

Перед началом прений прокурор Камиль Кашаев попросил суд приобщить к делу характеристику Пичугина, в которой подсудимый характеризуется положительно и анкетные данные осужденного за убийства и покушения на убийства Цигельника, носившего до конца 90-х гг. фамилию Шевцов. Суд удовлетворил ходатайство Генпрокуратуры.

Первым в прениях выступил представитель потерпевшей, вдовы Петухова Фариды Исламовой адвокат Николай Кувяткин. Он отметил, что рассмотренные в ходе судебных слушаний материалы дела, полностью подтверждают вину Пичугина в организации убийства в 1998 году мэра Нефтеюганска Петухова. Вина Пичугина подтверждается так же показаниями свидетелей Нетунаева, Шевцовой, Голубовича и т.д. Основываясь на кассационной жалобе, поданной Исламовой на приговор Мосгорсуда от 17 августа 2006 года, Кувяткин попросил суд вынести в отношении Пичугина более суровое наказание и удовлетворить иск о моральной компенсации своей доверительницы в размере 25 млн. рублей.

Выступление представителей гособвинения формально можно разделить на три части. В начале Кира Гудим изложила суду фабулу криминальных событий, участие в которых вменяется в вину Пичугину. Затем выступила с развернутым анализом деталей преступлений, показаний свидетелей по делу и материалов, приобщенных к нему. Наконец, Камиль Кашаев подвел определенную черту, обращая внимание суда на степень уголовной ответственности, которую должен нести Пичугин, как один из организаторов преступлений.

Хронология и детали преступлений, в которых обвиняется Пичугин, читателям пресс-центра хорошо известна. Стоит напомнить, что Пичугин обвиняется в сговоре с Невзлиным, направленном на устранение лиц, чьи действия шли в разрез с интересами НК ЮКОС. В январе 1998 года была убита директор Торговой фирмы «Феникс» Валентина Корнеева, отказывавшаяся уступить помещение магазина «Чай» на Покровке банку «Менатеп», в июне 1998 года – мэр Нефтеюганска Владимир Петухов, выступавший с резкой критикой налоговой политики НК ЮКОС в регионе, в ноябре 1998 года и в марте 1999 года было совершено два покушения на управделами австрийской компании «Ист Петролеум» Евгения Рыбина, так же резко критиковавшего действия руководства ЮКОСа по одностороннему разрыву договора между «Ист Петролеум» и компанией «Томскнефть», купленной ЮКОСом.

«У Пичугина был мотив убийства Корнеевой!»

В развернутом выступлении Кира Гудим сконцентрировала внимание суда на свидетельских показаниях, прозвучавших в зале суда. В частности, гособвинитель отметила, что показания Шапиро о том, что преступления в отношении Корнеевой, Петухова, Рыбина исходили от Горина и Горитовского, действовавших в интересах руководителей компании ЮКОС, в частности Невзлина и Пичугина отвечают всем признакам допустимого, достоверного доказательства и должны быть положены в основу выводов суда о виновности Пичугина. Шапиро знал о «заказах» не только от Горина, но сам видел Пичугина и Невзлина в машине у гостиницы «Салют» 5 марта 1999 года, когда те требовали немедленного исполнения покушения на Рыбина. Об этой встрече было известно и Пешкуну.

«Мы полагаем, что показания Шапиро, данные им в период предварительного следствия о том, что ему ничего не известно о «заказчиках» преступлений суду необходимо подвергнуть критической оценке», - заявила Гудим. – «В настоящем заседании Шапиро пояснил, что до получения гарантий своей безопасности и безопасности своих близких со стороны государства, он опасался раскрывать известные ему сведения об истинных заказчиках преступлений».

Гудим отметила, что смерть источника информации свидетелей Цигельника, Решетникова, Шапиро (прим. Горин, Горитовский) не исключает наличие самой информации. К тому же при оценке показаний необходимо принимать во внимание совокупность сведений, как имеющихся в деле, так и изложенных свидетелями.

Анализируя показания водителя Горина Овсянникова, представитель Генпрокуратуры выразила уверенность в том, что суду необходимо отнестись к ним критически, поскольку очевидно, что «они направлены на смягчение процессуального положения Пичугина». Напомним, Овсянников отказался от данных на предварительном следствии показаний о том, что ему было известно о роли Пичугина в совершении преступлений. Сведения против Пичугина, Овсянникова, якобы, вынудило дать следствие. «Показания Овсянникова изобилуют деталями, которые могли быть известны только ему», - отметила Гудим. – «В частности, именно он сообщил следствию хронологию событий в день убийства Корнеевой, он рассказал о том, что на убийство Корнеевой Горину выделялось 300 тыс. долларов США, он передал слова Горина после визита в офис банка «Менатеп» о том, что ее (Корнееву) «проще убить, нет человека, нет проблемы»… Эта информация до показаний Овсянникова не была известна следствию, и не могла быть ему навязана». К тому же показания Овсянникова подтверждаются показаниями Шапиро, который рассказал о том, что именно Овсянников возил их с Гориным следить за Корнеевой, показаниями Смирнова, которому от Овсянникова впервые стало известно о том, что в Москве готовится убийство какой-то женщины в интересах НК ЮКОС.

Как отметила Гудим, причастность Пичугина и Невзлина к организации убийства Корнеевой подтверждается так же целым рядом свидетельских показаний. По словам юриста «Феникса» Коваленко, представители банка «Менатеп», участвующие в переговорах, давали понять Корнеевой, что все равно добьются поставленной цели по отчуждению у нее помещения магазина «Чай». Муж Корнеевой показал, что его супруга в последние дни жизни очень нервничала, принимала меры предосторожности. Сын Корнеевой показал суду, что незадолго до смерти Корнеева была чем-то напугана и говорила: «Неужели нас всех перебьют?!». По мнению гособвинения внимания суда заслуживают показания сотрудника службы безопасности Дмитрия Назаренко, участвовавшего вместе с Гориным в переговорах с Корнеевой. О ходе переговоров с Корнеевой Назаренко докладывал лично Пичугину. С учетом того, что, в конце концов, магазин был продан гибралтарской компании, аффилированной ЮКОСу, у Пичугина был мотив добиваться отчуждения помещения и организовать убийство предпринимательницы.

«Идеалистов и смельчаков в Нефтеюганске больше не нашлось!»

Относительно событий в Нефтеюганске, Гудим еще раз напомнила суду, что катастрофическая ситуация с выплатой заработной платы бюджетникам города сложилась вследствие не отчисления налогов в местный бюджет градообразующим предприятием «Юганскнефтегаз». Об этом говорят многие свидетели, допрошенные в ходе судебных слушаний. «Публикации выступлений Петухова в СМИ, митинги, голодовка, его поездки в Москву негативно отражались на имидже компании (прим. ЮКОС), подрывали ее авторитет, финансовую состоятельность и деловую репутацию перед государственными органами власти, а так же иностранными партнерами и кредиторами», - отметила Гудим. Петухов прямо называл виновником ситуации руководство ЮКОСа. Гособвинитель подсчитала, что только в тексте выступления Петухова на митинге 27 мая 1998 года фамилия Ходорковский упоминается 14 раз в нелицеприятном для олигарха контексте. «Убийство Петухова именно в день рождения вышеупомянутого господина, вопреки доводам защиты, не выглядит абсурдным», - уверена Гудим.

Представитель Генпрокуратуры отметила, что наличие у компании задолженности перед городским бюджетом не вызывает сомнений. Анализ исполнения бюджета города за 1 полугодие 1998 года, сделанный руководителем финансового комитета Шевцовой показал, что ЮКОС заплатил в бюджет 4% от прогноза на год. Налоговики же рапортовали, что у ЮКОСа есть не задолженности, а переплата. Этот выводы налоговиков в своих выступлениях и оспаривал Петухов. Выводы налоговой инспекции, по мнению гособвинения, опровергаются фактом создания временной чрезвычайной комиссии по урегулированию вопросов по выплате платежей ЮКОСом при губернаторе Ханты-Мансийского округа. «Со смертью Петухова прекратились все претензии к компании ЮКОС», - заметила Гудим. – «Идеалистов и смельчаков в Нефтеюганске больше не нашлось!»

Причастность у убийству членов камышинской преступной группировки Попова, Приходько, Севостьянова, Гудим назвала лишь одной из версий, которая отрабатывалась во время следствия. Уголовное преследование в отношении этих лиц было прекращено в виду отсутствия в их действиях состава преступления. Мнение прокурора Нефтеюганска Белана о том, что Попов и Приходько убили Петухова в данной ситуации всего лишь мнение.

Гудим так же отметила, что гранату и обрез на месте строительства поликлиники в Нефтеюганске нашли еще в 2002 году, а задержанный Цигельник только в 2003 году рассказал о том, где спрятал оружие, из которого предполагалось убить Петухова. Так что сомневаться в том, что Петухова убили Цигельник и Решетников нет оснований.

«Устранение Рыбина решало проблемы ЮКОСа!»

Так же, как нет оснований сомневаться в том, что именно волгоградские киллеры стоят за покушениями на предпринимателя Рыбина. Их показания подтверждаются другими доказательствами по делу. Рыбин рассказывает, как выглядел Решетников в момент нападения 24 ноября 1998 года. Решетников рассказывает о том, кого и в соучастии с кем собирался убить. Милиционеры Сметкин и Демура видели Цигельника в машине «Нива» около Николо-Хованского кладбища, неподалеку от которого располагается загородный дом Рыбина. В деле имеется лист из служебного блокнота, на котором милиционер записал имя и фамилию Цигельника (тогда Шевцова), номер машины. «Установив достоверность показаний Цигельника и Решетникова в одной из частей, нам предлагается считать их фантазией и ложью в другой, там, где речь идет о господине Пичугине и других» - была прямолинейна Гудим. – «Утверждения о том, что Пичугин не причастен к организации покушений на жизнь Рыбина, никогда его не видел, противоречат установленным следствием обстоятельствам».

Представитель Генпрокуратуры еще раз напомнила суду, что в деле имеется записка, найденная в паспорте Горина, с адресов Рыбина. Специальная почерковедческая экспертиза установила, что надпись выполнена рукой Пичугина. Мотив покушения на Рыбина - многочисленные иски предпринимателя в отношении компании ЮКОС с требованием вернуть средства, вложенные в совместные с «Томскнефтью» нефтяные разработки. Заявления о нечистоплотности руководства ЮКОСа, обращения в государственные органы, привлечение международных юридических компаний – все это вызывало негативную реакцию руководства ЮКОСа.

«При непричастности к покушению на Рыбина, возникает вопрос, зачем одному из акционеров компании, курирующему, кстати, службу безопасности – Невзлину, распространять среди руководителей компании сведения о том, что в Рыбина стреляли какие-то тамбовские бандиты?», - поставила вопрос перед судом Гудим. – «Зачем, людям никак не связанным с покушениями на Рыбина строить какие-либо версии и выдвигать их в качестве официальных?... Действия Рыбина резко подрывали авторитет и имидж компании. На одном из судебных заседаний по исковым требованиям ставился вопрос об аресте активов компании. Скорейшее устранение Рыбина решало эти проблемы».

Камиль Кашаев обратил внимание суда на обстоятельства совершенных Пичугиным преступлений, в частности, общеопасном способе, с применением огнестрельного оружия, а так же на тот факт, что Пичугин уже осужден Мосгорсудом за убийство Гориных и иные преступления на 20 лет. «Просим признать Пичугина виновным в убийстве Корнеевой, Петухова, Кокошкина (смерть охранника Петухова не наступила по независящим от организаторов обстоятельствам)…», - обратился к суду Кашаев. – «…в организации убийств Рыбина, Федотова, Иванова, Филиппова и назначить наказание в виде пожизненного срока лишения свободы в колонии строгого режима».

Алексей Крутилин, спецкор. пресс-центра «Приговор»
Пресс-Центр «Приговор»


Поиск




Агентство Приговор. Мнения Библиотека Хроника .
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Prigovor.Ru" обязательна. ©2015 e-mail: info@prigovor.ru