декабрь 2014
    1 2 3
4
5
6 7 8 9 10
11
12
13 14 15 16 17
18
19
20 21 22 23 24
25
26
27 28 29 30  
 
 




Наша кнопка:
Пресс-центр Михаила Ходорковского

Новости по делу Платона Лебедева

Политические новости

Генеральная прокуратура РФ

Дело




Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
Неосведомленный соучастник убийства

Водитель Горина Михаил Овсянников выступил в новом судебном процессе с разоблачениями действий следователей Генеральной прокуратуры. По словам Овсянникова, в ходе предварительного следствия, его вынуждали давать показания на сотрудников ЮКОСа. В присутствии судьи Штундера адвокаты Пичугина защитили «редкого» свидетеля от «издевательств» гособвинения.
Подробный отчет о неизвестном.

Бывший начальник службы безопасности компании Сергея Горина «Алгоритм», хозяин автосервиса в Тамбове Михаил Овсянников был допрошен по делу Пичугина в качестве свидетеля. 17 августа 2006 года Мосгорсуд приговорил Овсянникова к 11 годам лишения свободы за соучастие в убийстве хозяйки магазина «Чай» на улице Покровка Валентины Корнеевой. Суд установил, что Овсянников на автомобиле возил по Москве Горина и Шапиро, которые следили за предпринимательницей. 21 января 1998 года он привез организаторов убийства к дому Корнеевой, а затем увез с места совершения преступления.

В судебном процессе 2006 года Овсянников не признал себя виновным, заявил, что не никогда не был у дома Корнеевой и никого туда не возил. Овсянников так же заявил, что не знает «заказчиков» преступления, а фамилии Пичугина и Невзлина ему назвали в Генеральной прокуратуре и сказали, что против них необходимо дать показания.

В новом судебном процессе Овсянников подробно рассказал о том, как на него давило следствие и разоблачил своего друга детства, тамбовского милиционера-«оборотня» Олега Смирнова, который в отношении Овсянникова и Пичугина дает обличающие показания. Как сообщил Овсянников, он познакомился с Гориным в 1994 году через свою мать. Овсянников поработал около года начальником службы безопасности компании Горина «Алгоритм», после чего с конфликтом расстался с должностью и Гориным. В 1997 году тамбовский милиционер Олег Смирнов предложил Овсянникову возобновить отношения с Гориным. Смирнов, по словам Овсянникова, был его «куратором», а он - «агентом» и должен был сообщать ему сведения о Горине.

До 1998 года отношения между Овсянниковым и Смирновым были хорошие, затем испортились. Овсянников сообщил Смирнову, что Горин причастен к убийству в Москве, а в мае 1998 года написал ему подробный отчет. Смирнов же сказал, что «берет Горина в личную разработку и в услугах Овсянникова больше не нуждается». По словам Овсянникова, Смирнов продал его отчет Горину. Об этом ему стало известно, как от самого Смирнова – тот сказал, что купил на полученные деньги квартиру, так и от Ольги Гориной.

Что интересно, «подробный» отчет Овсянникова был, по-видимому, составлен в условиях жесточайшего дефицита информации. Ведь, как утверждает осужденный, о подготовке преступления он не знал, в совершении убийства не участвовал, фамилию Корнеева услышал только на предварительном следствии, Шапиро видел только два раза, но лично с ним никогда не общался. О чем же, в таком случае, сообщал Овсянников Смирнову? По словам Овсянникова, по дороге в Тамбов между Ольгой и Сергеем Гориными шел разговор, во время которого до Овсянникова «долетали более-менее запоминающиеся фразы: «Чай», «Покровка». Овсянников перед этим слушал криминальную сводку по радио, в которой сообщалось, что убита женщина. Он сказал об этом Горину. Тот ответил, что в курсе. «Сначала Горин сказал, что к убийству причастен компаньон женщины», - вспомнил подробности беседы свидетель. – «Затем сказал, что «Шапиро погорячился». Видимо, на основании этих запоминающихся фраз и был составлен отчет для Смирнова, который тот продал Горину.

Адвокаты защитили свидетеля от выражений и показаний.

Овсянников так же сообщил суду, что не знает, в чьих интересах было совершено убийство Корнеевой. О том, где проживала Корнеева, он узнал от следователей, которые вывозили его на место совершения преступления и заставляли показывать на дом убитой. Фамилия Горитовского известна Овсянникову от Горина. Горитовский помогал в установлении памятника на могилу матери Горина, погибшей в ДТП в Тамбовской области. Овсянников заявил, что Горин никогда не вел дневников. Специальная аппаратура, в том числе прослушивающая, была закуплена Гориным для фирмы «Алгоритм». Часть этой аппаратуры перешла банку «Менатеп» после того, как Горин продал тамбовскому филиалу банка принадлежавшие ему помещения офиса, часть Овсянников передал Смирнову, что-то забрал Горин.

Овсянников сказал, что именем «Алекс» Горин называл многих людей, в частности, Пешкуна. Ольга Горина, рассказывая Овсянникову о предстоящих крестинах сына, говорила, что «Алекс» будет крестным. Как потом узнал Овсянников, это был Пичугин. Самого Пичугина Овсянников видел один раз на свадьбе последнего, куда Горин попросил привезти торт.

- Горин говорил вам кто тот «Алекс», которому надо отвезти торт? - спросила гособвинитель Кира Гудим.

- Когда я давал показания в Генпрокуратуре…, - начал Овсянников.

-Я вас спрашиваю не об этом. Горин говорил вам, кому вы везете торт? Кому конкретно, он говорил?.. Я не знаю, министру иностранных дел…, - попыталась конкретизировать свой вопрос Кира Гудим.

- Попрошу призвать сторону обвинения к порядку, - вскочил адвокат Курепин. – Тем более исключить такие издевательские выражения в отношении свидетеля. Как только появляется свидетель, который нужен стороне обвинения, ему разрешается говорить от Рождества Христова до морковкиной… Гособвинения прерывает свидетеля, и не дает ему говорить так, как он считает нужным.

- Вы, кажется, тоже в выражениях не стесняетесь, - обратил внимание на поведение адвоката судья Штундер. – Свидетель прекрасно сам справляется с ответами на вопросы. Давайте послушаем его.

- Я не знаю, - ответил Овсянников на вопрос о том, кому по просьбе Горина вез торт в тот единственный раз, когда видел Пичугина на его собственной свадьбе.

- Вот видите! - успокоил Штундер разгоряченных адвокатов.

Овсянников так же вспомнил, что возил Горина на улицу Вавилова, где тот так же встречался с «Алексом».

Адвокаты Пичугина не стали задавать Овсянникову вопросы. Из-за существенных противоречий в показаниях Овсянникова на предварительном следствии и в ходе судебных заседаниях, Гудим подала ходатайство об оглашении протоколов его допроса.

- А какие противоречия? – удивился адвокат Каганер. – В прошлом судебном заседании Овсянников сказал, что давал показания на предварительном следствии под давлением. Сегодня он подтвердил свои слова. На предварительном следствии, он давал показания в статусе обвиняемого, а сейчас – свидетеля. Оглашать можно только те показания, где он выступает в качестве свидетеля.

Избирательный подход к убийцам и соучастникам убийств защитников Пичугина не смущает. Примечательно, что в этом же судебном процессе в качестве свидетелей уже выступили и волгоградские киллеры Цигельник и Решетников, и убийца Корнеевой Шапиро. Показания всех бандитов оглашали, что называется, от корки до корки, не делая исключений и для протоколов допросов на предварительном следствии. Несколько недель назад адвокаты Пичугина не беспокоились о нарушении закона. И только в отношении Овсянникова, по мнению защитников, должен действовать особый порядок. Очевидно, что исключение из данного судебного разбирательства показаний Овсянникова в отношении организаторов и посредников убийства Корнеевой, задача тактическая. Прислушается ли суд к обвинениям Овсянникова в адрес следствия, еще вопрос.

Свидетель отсортировал подписи и вопросы.

Неизвестно, анализировал ли Петр Штундер тактику защиты, но оглашение показаний Овсянникова разрешил. Как выяснилось, фамилию Пичугин Овсянников услышал от Горина, когда возил его на улицу Вавилова. В январе 1998 года Горин встречался с неким Лехой. Овсянникову Горин пояснил, что это Пичугин. Овсянников подробно рассказывал о событиях предшествовавших убийству Корнеевой. В частности, о том, как 18 января 1998 года он, Горин и Шапиро поехали в Москву. По дороге у Шапиро сломалась «Волга». В итоге приехали в Москву на «Ладе» Горина и остановились в городе Видное, где Горин снимал квартиру. В Москве Овсянников возил Горина и Шапиро по разным адресам. В один из дней приехали к какому-то дому. Шапиро к кому-то ходил в гости. Затем между Ольгой и Сергеем Гориным был разговор, в ходе которого Горин говорил, что они подставили какого-то мужчину.

Овсянников давал показания, что ему неизвестны причины убийства Корнеевой. Об этом он узнал потом. Когда Горину были нужны деньги, то он обращался к Алексею Пичугину, которого Овсянников несколько раз видел на улице Вавилова. За несколько дней до убийства Корнеевой Овсянников отвозил Горина в район Загородного шоссе, где Горин с кем-то встречался. После этой встречи Горин обронил фразу «ее проще убить». О Невзлине Горин упоминал несколько раз, когда речь заходила о деньгах. Горин говорил, что Невзлин подпишет какой-то документ и все будет в порядке.

Овсянников отвозил Ольгу Горину в район «Лужников», где та через водителя автобуса передавала сверток с деньгами в Волгоград. Как понял Овсянников, эти деньги были предназначены Горитовскому, которого он видел до этого в компании с Гориным, за оружие – автомат, похожий на УЗИ и гранату. Оружие Овсянников видел на квартире Гориных в городе Видное.

Гособвинение огласило и протокол очной ставки Овсянникова и Смирнова.

- Большую часть своих показаний я не подтверждаю! – прокомментировал оглашение Овсянников. – Под протоколом очной ставки подпись не моя. Что-то есть похожее в ней.

Гудим поочередно предъявляла Овсянникову протоколы его допросов. В каких-то документах свидетель не признавал свою подпись, в каких-то называл похожей. Интересно, что в прошлом судебном заседании Овсянников не заявлял, что подписи в протоколах не его, а говорил, что сделал их под давлением следствия. Тому, как это происходило, были посвящены практически все вопросы адвокатов. Овсянников рассказал, что следователи Банников и Смирнов отказывались выводить его в туалет и грозились посадить в общую камеру. У Овсянникова нет одной почки, вторая поражена тяжелым недугом, вследствие которого ему необходимо лечение. Следователь Смирнов же, по словам Овсянникова, сказал ему, что сделает из него организатора убийства, и он получит 18 лет. Необходимо отметить, что по заявлениям Овсянникова Генпрокуратура проводила проверку, которая не нашла в действиях следствия нарушений.

По словам Овсянникова, ему не дали внести замечания в протокол очной ставки с Шапиро и уговаривали дать показания на Пичугина и Невзлина. Накануне выступления в судебном процессе 2006 года, неназванные Овсянниковым сотрудники следствия, якобы, дали ему список с вопросами и ответами. За то, чтобы Овсянников озвучил его, ему, якобы, предложили медицинскую помощь, которой он был лишен.

- Вы помните содержание этих листов? – спросил адвокат Курепин.

- Да. Там была подборка вопросов, которые на следующий день в такой же очередности мне задавал Камиль Кашаев.

- А вопросы в отношении Пичугина там были? – поинтересовался адвокат.

- По-моему, были.

- А вчера на вас давление оказывалось? - обратилась к Овсянникову гособвинитель Кира Гудим.

- Нет.

- Я сегодня вам задавала вопросы. Скажите, среди них были вопросы из того списка?

- Я список вопросов не помню, - ответил Овсянников, почему-то за несколько секунд забыв и содержание списка и то, о чем его спрашивали в судебном заседании.


Алексей Крутилин, спецкор. пресс-центра «Приговор»
Пресс-Центр «Приговор»


сотрудник службы безопасности ЮКОСа. 

Поиск




Агентство Приговор. Мнения Библиотека Хроника .
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Prigovor.Ru" обязательна. ©2015 e-mail: info@prigovor.ru