декабрь 2014
    1 2 3
4
5
6 7 8 9 10
11
12
13 14 15 16 17
18
19
20 21 22 23 24
25
26
27 28 29 30  
 
 




Наша кнопка:
Пресс-центр Михаила Ходорковского

Новости по делу Платона Лебедева

Политические новости

Генеральная прокуратура РФ

Дело




Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
Иск мести не прошел

Арбитражный суд Москвы оставил без удовлетворения иск НК ЮКОС, требовавшего возвращения проданного за долги в январе 2004 года ОАО «Юганскнефтегаз» и недополученной прибыли.
Арбитражный суд Москвы рассмотрел по существу иск нефтяного концерна ЮКОС, оспаривающего итоги аукциона по продаже 76, 79 % акций ОАО «Юганскнефтегаз». ЮКОС.Компания обвинила в злонамеренности организаторов и участников аукциона и требовала вернуть ей все с процентами. Ответчики в лице «Роснефти», «Байкал Финанс Групп», «Газпромнефти», Российского Фонда федерального имущества, Минфина и Федеральной антимонопольной службы предложили истцу не искать вселенский заговор. То же самое предложил сделать ЮКОСу и суд.

Иск мести.

В ноябре 2004 года вселенский заговор в действиях вышеупомянутых организаций с маниакальной дотошностью искали иностранные топ-менеджеры ЮКОСа. Вместо того, чтобы решать проблему налоговой задолженности, руководители компании во главе со Стивеном Тиди с головой окунулись в липовую капитализацию «Юганскнефтегаза» и во всемирные пиар-акции.

Дело в том, что в мае 2004 года налоговая служба предъявила ЮКОСу счет на сумму свыше 99 млрд. рублей. ЮКОС летние месяцы вел активную переписку с МНС, в основе которой лежало желание отсрочить исполнение предписания. В это же самое время топ-менеджеры активизировали переговоры с иностранными компаниями о продаже активов ЮКОСа. «Пиарщики» ЮКОСа говорили о желании создать первый российский транснациональный концерн, хотя мало у кого были сомнения в том, что задуманное – часть плана по выводу активов за рубеж.

Несмотря на достаточный срок, проблема уплаты налогов эффективно не решалась. 17 ноября 2004 года с учетом добровольно оплаченных истцом налоговых требований, сумма долга составляла около 83 млрд. рублей. Судебные приставы в арбитражном порядке попросили взыскать с ЮКОСа еще 121 млрд. 721 млн. рублей неоплаченных налогов. Таким образом, к моменту предшествующему аукциону по продаже «Юганскнефтегаза» в счет погашения долга, общая сумма требований составляла более 204 млрд. рублей. В конце осени 2004 года председатель совета директоров ЮКОСа Виктор Геращенко неоднократно заявлял, что компания готова выплатить все долги до конца 2006 года, в случае их реструктуризации. Тем более странно, что одновременно с этим совет директоров одобрил взятый компанией курс на банкротство предприятия.
Это ключевой момент! Фактически за процедурой банкротства последовала бы продажа всего имущества, растаскивание денег по карманам акционеров и вывод активов. Заговорив о банкротстве, ЮКОС признавался, что не может или не хочет платить по счетам, несмотря на амбициозные заявления Геращенко. Сегодня, когда государство постоянно упрекают в развале компании, необходимо помнить, что первыми об уничтожении ЮКОСа заговорили топ-менеджеры, нанятые в свое время Ходорковским. Чтобы не потерять доходы от «Юганскнефтегаза», они предлагали уничтожить все. Государство же, позволило компании выжить, организовав процедуру аукциона и погашения значительной части долга.
Главный аргумент ЮКОСа, направленный на срыв аукциона, заключался в том, что «Юганскнефтегаз» в составе компании в 2004 году стал сверхприбыльным предприятием. Было объявлено, что за 9 месяцев 2004 года прибыль нефтяной компании увеличилась в 25 (!) раз и составила почти 1 млрд. долл. (29, 4 млрд. рублей ). Себестоимость продукции выросла на 24, 7% (58, 8 млрд. рублей), валовая прибыль - в 9, 7 раза (до 49, 4 млрд. рублей). Таким образом, назначенная организаторами аукциона стартовая цена в 8,5 млрд. долларов за «Юганскнефтегаз» должна быть в несколько раз больше.
РФФИ на коньюктурные подтасовки ЮКОСа не обратил внимания. Торги назначили на 19 декабря 2004 года. Акции «Юганскнефтегаза» были оценены в «Дрезденер Банке». Интересно, что 15 декабря ЮКОС подал иск о банкротстве в ареопаг Южного округа Техаса, где находился международный офис группы «Менатеп». Тиди и другие «жалобщики» не скрывали, что их цель – сорвать или перенести торги по «Юганскнефтегазу»: «… необходимо принудить РФ к участию в рассмотрении споров с ЮКОСом в международном арбитраже, в том числе по вопросу возмещения компании причиненного действиями государства многомиллиардного ущерба». Американский суд запретил участвовать в торгах единственному на тот момент претенденту – «Газпромнефти». И это несмотря на то, что законы США не правомочны на территории России. Словом, «юкосовцы» использовали все средства, дабы не допустить продажи «Юганскнефтегаза».
Аукцион все же состоялся. Его победителем стала «Байкал Финанс Групп», которая через несколько дней продала купленные за 260,75 млрд. рублей активы (чуть более 9 млрд. долларов), компании «Роснефть». 5 мая 2005 года ЮКОС оспорил результаты аукциона в Арбитражном суде Москвы и потребовал вернуть акции «Юганскнефтегаза» и возместить 324, 3 млрд. рублей. Иск мести, если можно так выразиться, рассматривался почти 3 года.
Солидарный ответ на солидарные требования.

9 февраля судья Арбитражного суда Москвы Святослав Никифоров выслушал стороны. Примечательно, что интересы компании по иску «команды Тиди» представляли адвокаты конкурсного управляющего. Сегодня ЮКОС стоит на пороге распродажи и возвращение «убытков», пусть даже и мнимых, поможет решить вопрос с задолженностью кредиторам.

Адвокаты ЮКОСа заявили, что аукцион следует признать недействительным по целому ряду обстоятельств. Во-первых, «Газпромнефть» не может рассматриваться в качестве второго участника торгов (первый - «Байкал Финанс Групп»). По версии защиты «Газпромнефть» выполняла роль статиста, а конкурсные торги с одним участником не проводятся. Не был так же соблюден порядок торгов. Аукционист не объявил начальную цену, а сразу назвал цену, предложенную «Байкал Финанс Групп», пятикратно превышающую шаг. «Выигравшим аукцион считается билет, номер которого аукционист назвал последним», - заострил внимание суда адвокат ЮКОСа. – «Согласно протокола, победитель был определен решением аукционной комиссии. Можно сделать вывод, что победитель был определен не путем проведения торгов, а голосованием комиссии, которая на это никак не уполномочена». Юристы компании посчитали, что были нарушены и сроки публикации о предстоящих торгах. Извещение вышло в печать 19 ноября 2004 года. Аукцион, который состоялся 19 декабря, ранее, чем 20 декабря пройти не мог. По мнению адвокатов, в таком аукционе могли «участвовать только маленькие компании, для которых принятие решения о внеочередном собрании не составляет труда».

О причинах, по которым торги, вообще, были назначены, адвокат ЮКОСа говорил долго. Было отмечено, что компании просто не дали вернуть свои долги. Цену акций излишне занизили. «ЮКОС пришел к выводу, что в сложившейся ситуации РФФИ должен был реализовывать акции Юганскнефтегаза по стоимости не ниже 8, 2 млрд. рублей за одну акцию в количестве не более 26 штук» (прим. - процентов), - подчеркнул истец.

О компании «Байкал Финанс Групп» адвокаты ЮКОСа были крайне невысокого мнения: «Роль «Байкал финанс групп» заключалась только в одном – прикрыть участие в торгах компании «Роснефть». Сделка была совершена по обману или злонамеренному соглашению сторон и может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. Мы считаем, что нефтяная компания «Роснефть» участвовала в торгах через подставное лицо для прикрытия монополистической деятельности и недобросовестных интересов»

Других ответчиков, в частности, РФФИ, «юкосовцы» упрекнули в том, что вопреки ст. 10 ГК РФ к участию в аукционе была допущена «Байкал Финанс Групп», действовавшая в интересах «Роснефти», а так же в не соблюдении порядка торгов, занижении цены, признании аукциона состоявшимся, а самое главное – «в искусственном затруднении доступа к торгам неопределенного количества участников». Федеральная антимонопольная служба (ФАС), давая разрешение на участие в торгах «Байкал Финас Групп», сделала это в пятидневный срок, что, по мнению адвокатов, «можно считать необыкновенным». Подводя черту, представители компании попросили суд признать недействительным договор, заключенный на аукционе, истребовать у «Байкал Финанс Групп» 43 обыкновенных акции ОАО «Юганскнефтегаз», изыскать солидарно со всех ответчиков сумму в размере 388 млрд. 320 млн. 968 тыс. 474 рубля.

- А каковы ваши требования к Минфину? – поинтересовался судья Никифоров.
- Я не могу ответить на этот вопрос, – после долгой паузы ответил представитель ЮКОСа.
- Если у вас нет требований, значит, Минфин не может быть ответчиком по делу! – заявил, весьма удивленный судья.
- Нет. У нас, конечно же, есть требования!
- Какие же?
- Солидарные. Как и ко всем.

Определеннее свою позицию адвокат ЮКОСа так и не смог сформулировать, оставив собравшихся в недоумении.

Юрист РФФИ Елена Гаврилина была менее многословна. Она отметила, что РФФИ не имеет никаких законных основания для предъявления претензий участникам. «Никто не обязывает «Газпромнефть» предлагать не устраивающую цену», – заметила Гаврилина. – «Компания имела все права поступать так, как она считала нужным, поскольку, сделав пятишаговое увеличение цены, «Байкал Финанс Групп» повысил ее почти на полмиллиона долларов. Видимо, «Газпромнефть» оценила свои возможности и приняла решение не бороться за акции». Гаврилина обратила внимание суда на то, что не существует никаких запретов на повышение цены кратно сразу в несколько раз: «Бывает, что цена повышается на 150 – 200 шагов – это обычная практика! Общепризнанная практика и 30-дневный срок, отпущенный на проведение торгов. Я могу привести примеры из корпоративной, антимонопольной практики. Там так же происходят сделки на многие миллиарды рублей, так что уникальности в этом никакой нет»

В завершении юрист РФФИ заявила, что обвинение в том, что победитель был определен комиссией прямо опровергается протоколом заседания. Гаврилина процитировала: « … в 17 часов 23 минуты аукционист объявил о продаже акций ОАО «Юганскнефтегаз» участнику аукциона с номером 1 на билете, которого представляла «Байкал Финанс Групп».

- Так были ли реальные факты препятствия участию в аукционе кому-либо? – задал конкретный вопрос представитель «Байкал Финанс Групп» Александр Муранов адвокатам ЮКОСа.

- Нет нужды называть конкретное лицо, - поспешил с ответом выступавший ранее истец. - В этом то и дело, что торги должны были привлечь неопределенное количество участников. Таких людей я и знать-то не должен.

Александр Муранов заявил, что таких людей и быть-то не может, поскольку все, кто подал заявку в ФАС, получили разрешение на участие. Муранов отметил, что «Байкал Финанс Групп» не могла быть инструментом «Роснефти». Для этого должен быть договор, доверенность. «Если «Байкал Финанс Групп» была частью «Роснефти», то зачем ее потом нужно было приобретать?» - задал вопрос собравшимся Муранов.

Представитель ответчика заметил, что в протоколе аукциона на странице 4 прямо написано, что «номер билета «Байкал Финанс Групп» назван последним». «Только после этого голосованием комиссия подвела итог конкурса», - сказал Муранов и продолжил. – «Российская газета» выходит утром, значит 19 ноября должно учитываться при просчете срока. Сделка может быть признана недействительной или под влиянием обмана только в том случае, если в ней участвовал потерпевший. ЮКОС в торгах не участвовал. Что касается цены акций, то она была установлена не произвольно, а после того, как для оценки акций был привлечен «Дрезденер Банк». В отчете банка говорится: «Цена, которая указана аукционерами и о которой говорит ЮКОС не могут быть предписывающими… Решение о стартовой цене является практическим и должно обеспечивать баланс между желанием достичь высокой цены и максимально привлечь потенциальных покупателей. В этой связи стартовая цена, скорее всего, будет отличаться от оценки стоимости!».

Адвокат «Роснефти» Дмитрий Чернянов о судебной тяжбе заявил прямо: «У меня сложилось впечатление, что у руководства ЮКОСа развилась мания преследования! Не надо искать вселенского заговора. Так можно дойти до абсурда. ЮКОС говорит о том, что взысканные налогового долга, которое произошло после продажи «Юганскнефтегаза» нанесло ему убытки. Долги не могут быть убытком, а судебные решения повлечь возникновение ущерба! Сегодня те убытки, о которых говорит ЮКОС – в принципе не существуют! Все требования ЮКОСа к «Роснефти» являются незаконными, поскольку компания не участвовала ни в судебных разбирательствах, ни в процедурах, предшествовавших аукциону, ни в самих торгах!».

Представитель Минфина, к которому у ЮКОСа не сформулированы требования, не постеснялся напомнить суду, почему возникли налоговые задолженности нефтяной компании, за которые она поплатилась «Юганскнефтегазом»: «ЮКОС продавал нефть независимым, в кавычках, посредникам. Там цена нефти увеличивалась. Затем эти компании перечисляли чистую выручку в созданный ЮКОСом Фонд развития производства. В этом и состояла вся схема. Она очень простая. Даже в 2004 году, несмотря на то, что инспекторы налоговой службы, в том числе, и межрегиональные, осуществляли проверки, продолжалась использоваться эта же самая схема. О каких неполученных дивидендах говорит ЮКОС?»

Елена Александрова, так же представляющая Минфин, заметила, что единственный, кто противостоял торгам и отпугивал всех возможных участников продажи – руководство ЮКОСа. «Любой покупатель «Юганскнефтегаза» столкнется за рубежом с проблемами!» - напомнила Александрова слова председателя правления Виктора Геращенко накануне торгов. Тот же Геращенко 25 марта в интервью «Известиям» заявил, что «компания «Роснефть» приобрела «пустышку»! Все оборудование «Юганскнефтегаза» еще 3 года назад было переведено на баланс предприятий ЮКОСа». «Если это так, тогда о какой заниженной цене на акции «Юганскнефтегаза» говорят представители ЮКОСа?» - поинтересовалась Александрова.

Александр Муранов задал представителям компании-истца, пожалуй, самый резонный вопрос: «Вас не смущает ваше требование, и вернуть вам обратно акции и взыскать убытки?»

- Нет. – твердо ответил адвокат ЮКОСа.

Собравшимся стало понятно, что и налоговые долги, из-за которых все и началось, эти люди возвращать так же не будут. Что ж, империя Ходорковского получила достойных бескомпромиссных последователей.

16 февраля, взвесив все «за» и «против», судья Никифоров пришел к выводу, что иск ЮКОСа удовлетворению не подлежит. Основания, по которым было принято подобное решение, станут известны после полного ознакомления с текстом судебного вердикта.

Михаил Ростов, корр. пресс-центра «Приговор».
Пресс-центр "Приговор"


председатель совета директоров МФО МЕНАТЕП. 

Поиск




Агентство Приговор. Мнения Библиотека Хроника .
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Prigovor.Ru" обязательна. ©2015 e-mail: info@prigovor.ru