декабрь 2014
    1 2 3
4
5
6 7 8 9 10
11
12
13 14 15 16 17
18
19
20 21 22 23 24
25
26
27 28 29 30  
 
 




Наша кнопка:
Пресс-центр Михаила Ходорковского

Новости по делу Платона Лебедева

Политические новости

Генеральная прокуратура РФ

Дело




Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
ЮКОС мечтает взять государство «на арбитраж»

Ходорковский сидит, а денежки в его копилку текут. Пресс-центр «Приговор» уже писал в материале «Траст, который пока не лопнул» о сегодняшних теневых заработках группы Невзлина-Ходорковского в России. В январе 2007 года они начинают еще одну атаку на государство – попытаются через московский арбитражный суд вернуть часть «своих» миллиардов.
Арбитражный суд Москвы 25 января 2007 года начнет рассмотрение по существу финансового иска бывшего руководства НК ЮКОС в отношении Российского фонда федерального имущества (РФФИ), «БайкалФинансГруп», «Роснефти», «Газпром нефти», «Газпрома» и Министерства финансов РФ. Бывшие американские и английские топ-менеджеры во главе со Стивеном Тиди требует признать недействительным аукцион 2004 года по продаже «Юганскнефтегаза» и взыскать 388,3 млрд. рублей убытков. Корреспондент Пресс-центра «Приговор» попытался разобраться в том, что на самом деле стоит за двухлетней судебной тяжбой.

Долг платежом красен…

Цели долгоиграющих в арбитражном процессе сторон понятны далеко не сразу. За безликой деловой терминологией скрывается мощное противостояние государственных структур, вернувших «Юганскнефтегаз» в правовое поле из империи Ходорковского, и долгое время растаскивавших компанию на куски акционеров группы «Менатеп». Аукциону, с которого, как принято считать, и начался структурный развал ЮКОСа, предшествовал целый ряд определяющих событий. После ареста Ходорковского, ЮКОС, как известно, возглавил американский гражданин русского происхождения Семен Кукес. В конце 2004 года на этом посту его сменил просто американский топ-менеджер Стивен Тиди. В качестве своей главной задачи иностранная команда менеджеров декларировала превращение ЮКОСа в транснациональную корпорацию за счет слияния с американскими и европейскими нефтяными «монстрами».

Что интересно, в 2004 году неуплата налогов ЮКОСом на внутреннем российском рынке достигла миллиардных сумм. С учетом долговых обязательств слияние с иностранцами могло произойти за счет продажи главного предприятия ЮКОСа «Юганскнефтегаза» за рубеж. Насколько известно, планы «глобализации» компании Ходорковский вынашивал еще задолго до возбуждения против него уголовного дела. Все указывало на то, что «иностранное поглощение» было необходимо «юкосовцам» лишь для вывода из России капитала.

В конце 2004 года главные акционеры ЮКОСа – Ходорковский и Лебедев, находившиеся в это время уже под стражей, начали избавляться от непрофильных активов, в частности, продали за треть рыночной стоимости пакет акций практически полностью принадлежавших им банков «Менатеп СПб.» и Инвестиционного банка «Траст». Собственно говоря, тем самым вывод активов в офшоры и на счета близких соратников «по цеху», скрывающихся в Израиле, продолжился. В то же время председатель совета директоров ЮКОСа Виктор Геращенко заявил о готовности выплатить все долги компании до конца 2006 года, в случае их реструктуризации.

Одновременно с этим, совет директоров компании обсуждал возможность процедуры банкротства. Часть имущества, конечно бы, пошла на погашение долговых обязательств, но все остальное – многомиллиардные суммы – по всем законам жанра должны были осесть на счетах акционеров. Стивен Тиди неоднократно заявлял, что расплатиться с акционерами – это первейшая задача. В конце концов, стало очевидно, что менеджмент откровенно запутался в вариантах «растаскивания» компании. Не дожидаясь, пока в декабре руководство ЮКОСа в очередной раз обсудит вопрос о банкротстве, Российский фонд федерального имущества (РФФИ) 19 ноября 2004 года опубликовал официальное извещение о проведении торгов по продаже арестованных акций ОАО «Юганскнефтегаз». Основанием для продажи акций компании стала катастрофическая невыплата долгов в налоговое ведомство.

Главное – не как банкротить, а где!

Руководство ЮКОСа: председатель правления Стивен Тиди, финансовый директор Брюс Мизамор, председатель Совета директоров Виктор Геращенко, конечно же, предполагали, что аукционом, арест имущества «Юганскнефтегаза» и завершится. Незадолго до объявления даты торгов, нефтяные бароны заявили, что прибыль «Юганскнефтегаза» за 9 месяцев 2004 года увеличилась в 25 (!) раз и составила почти 1 млрд. долл. (29, 4 млрд. рублей ). Себестоимость продукции выросла на 24, 7% (58, 8 млрд. рублей), валовая прибыль - в 9, 7 раза (до 49, 4 млрд. рублей). Сверхфантастический успех. Получалось, что объявленная организаторами аукциона стартовая цена в 8,5 млрд. долларов за «Юганскнефтегаз» на самом деле должна быть в 25 раз больше. Более чем, 200 млрд. долларов друзьям Тиди хватило бы не только на то, чтобы рассчитаться с кредиторами, но и на хорошие новогодние подарки себе любимым.

Что же стояло за «экономическим чудом» в реальности? Аналитики утверждают, что успех «Юганснефтегаза» – это отказ «от трансфертного ценообразования и оптимизации налогов». То есть, предприятие показало свою реальную прибыль. В эпоху бизнеса на «скважинной жидкости», порожденной Ходорковским, большая часть нефти, добываемая на предприятиях компании, продавалась по заниженным ценам дочерним или подставным фирмам. «Однодневки» были зарегистрированы, как правило, во внутренних офшорах и, как неизменно декларировалось, только и делали, что занимались благотворительностью. Лицемерное сострадание освобождало фирму от налогов. А поставка «скважинной жидкости» освобождало от налогов ЮКОС. Вот такой «двойной» уход от налогов практиковал Михаил Борисович. Ликвидацией этой системы и обязан «Юганскнефтегаз» своим взрывообразным ростом экономических показателей.

Поскольку «катастрофический успех» «Юганскнефтегаза» не смутил Российский фонд федерального имущества, команда Тиди решила втянуть Россию в международный скандал. 15 декабря, за три дня до торгов, ЮКОС подал иск о банкротстве в ареопаг Южного округа Техаса, где находился международный офис группы «Менатеп». В обращении говорилось, что процедура признания финансовой несостоятельности стала необходимостью «в связи с продажей основного добывающего актива предприятия – «Юганскнефтегаза», а также потому, что все счета ЮКОСа были заморожены российскими властями, проводились бесконечные обыски в офисах фирмы, произведены многочисленные аресты сотрудников». Тиди и другие «жалобщики» не скрывали, что их цель – сорвать или перенести торги по «Юганскнефтегазу». В пресс-релизе ЮКОСа об этом говорилось откровенно: «… необходимо принудить РФ к участию в рассмотрении споров с ЮКОСом в международном арбитраже, в том числе по вопросу возмещения компании причиненного действиями государства многомиллиардного ущерба».

«Дейче Банк», выделивший главному претенденту на покупку «Юганскнефтегаза» ОАО «Газпром» десятимиллиардный кредит, после демарша команды Тиди опротестовал в том же суде заявку о банкротстве. Такой «международный ответ» поверг в шок, как управленцев, так и акционеров ЮКОСа. Глава «Группы Менатеп» Тим Осборн заявил, что «поведение канцлера Шредера является непонятным. Немецкий лидер закрывает глаза на нарушение прав собственника в России».

10 миллиардов не лишние!

О том, кто какими правами злоупотребил станет понятно чуть позже. Аукцион по продаже 43 акций (76,79% уставного капитала) «Юганскнефтегаза» состоялся 19 декабря 2004 года. Победило никому ранее не известное ОАО «Байкалфинансгруп», купившее предприятие за 9,35 млрд. долларов. Торги были организованы по всем мировым правилам. Среди претендентов выделялись «Первая венчурная компания» и «Газпромнефть», которой аналитики и прочили победу. Однако, «Байкалфинансгрупп» смогло предложить более высокую цену. Сразу же после торгов, Стивен Тиди заявил журналистам в Лондоне: «Аукцион был фарсом. Мы должны получить разъяснения, что это за компания и как произошло, что она стала покупателем «Юганснефтегаза». Я не знаю, кто стоит за компанией двух дней от роду». Вскоре «Роснефть» купила «Байкалфинансгруп», и Стивену Тиди, да и всем участникам рынка, все стало понятно.

«Роснефть» взяла на себя все обязательства по «Юганскнефтегазу» и стала правоприемницей по ранее заключенным этим предприятием договорам. Исковое заявление, оспаривающее итоги аукциона, было подано командой Тиди весной 2005 года. По мнению заявителей, при «насильственной экспроприации» предприятия, были допущены многочисленные нарушения закона. В иске так же говорилось, что изъятие основного актива ЮКОСа производилось для удовлетворения требований налоговых органов, однако, дела, в которых ЮКОС оспаривает правомерность этих и ряда других требований, еще рассматриваются в судебных инстанциях. В заключение Тиди требовал возместить 388,3 млрд. рублей убытков, которые понес ЮКОС. Арбитражный суд неоднократно откладывал предварительные слушания по иску.

А 9 марта 2005 года иск о банкротстве ЮКОСа подали 14 западных банков во главе с Societe Generale, выдавших компании кредит в сентябре 2003 года в размере 1 млрд. долларов. Позже банки переуступили право требования остатка по кредиту в размере 482 млн. долларов «Роснефти». 28 марта арбитражный суд Москвы признал требования «Роснефти» по делу о банкротстве ЮКОСа обоснованными и ввел процедуру наблюдения.

Весной того же 2005 года акционеры группы «Менатеп» решили, что называется, «делать ноги». Сегодня Генеральная прокуратура обвиняет Стивена Тиди, финансового директора Брюса Мизамора, специального советника по управлению компанией Дэвида Годфри и директора компании «Групп Менатеп Лтд» Тимоти Осборна в присвоении или растрате вверенного имущества и легализация доходов, приобретенных преступным путем. В апреле 2005 года, Тиди зарегистрировал в Нидерландах специальный фонд, став его директором. Фонду безвозмездно передали акции иностранных компаний, в частности, более 20 дочерних фирм ЮКОСа. После этого Тиди и его «коллеги» передали «экспроприированное» в одну из зарубежных компаний, директором которой являлся Дэвид Годфри. Сумма присвоенного таким образом имущества составила более 10 млрд. долларов.

Официальные обвинения Тиди были предъявлены 17 августа 2006 года. За несколько дней до этого, 20 июля он подал в отставку, заявив, что не в силах спасти компанию. Американский менеджер, конечно же, не мог не знать, что в отношении него идет расследование. Надеялся, что удастся уйти незаметно?

Последний суд, он судный самый…

Похоже, что иск бывшего руководства ЮКОСа к РФФИ и участникам аукциона по продаже «Юганскнефтегаза» - это последний шанс на получение акционерами «Группы Менатеп» хоть каких-то дивидендов. Как уже ясно, после Нового года последнее имущество ЮКОСа пойдет с молотка и компания прекратит свое существование. Может случиться и так, что прекратит она свое существование еще до того, как рассмотрение иска о признании недействительным аукциона завершится в арбитражном суде. В этом случае судиться будет компания, которой де-факто нет.

С юридической точки зрения здесь есть свои особенности, и, конечно же, в любом случае, процесс будет доведен до логического завершения. Сейчас уже известно, что общая сумма претензии ФНС – 392 млрд. рублей, и, конечно же, возмещение «мнимых» убытков в сумме 388,3 млрд. рублей, не решило бы два года назад вопрос с банкротством. К тому же по оценкам специалистов окончательная сумма только налоговых требований может составить 430 млрд. рублей. В целом, общая признанная сумма требований к ЮКОСу составляет около 667 млрд. рублей.

Непонятным, в связи с этим, остается самое главное – кому надо будет вернуть «Юганскнефтегаз», если суд вдруг примет такое решение. О желании урвать «последний кусок» своей бывшей собственности ранее арбитражному суду заявляли так называемые акционеры компании. В свое время в офшоры ЮКОС вывел средства, создал там дочерние фирмы, которые сегодня пытаются заявить свои права на часть активов «своего родителя». Люксембургской Yukos Capital S.a.r.l. суд отказал в исковом требовании на 128 млрд. рублей, зарегистрированной на Британских Виргинских островах Glendale Group Ltd. в иске на 65,5 млрд. рублей. Кредиты, возврата которых требует Yukos Capital, выдавались деньгами самого ЮКОСа. Glendale, возглавляет известный всем бывший финдиректор ЮКОСа Брюс Мизамор. Так что, понятно, откуда «растут ноги» у всех этих судебных тяжб.

В сложившихся предпродажных условиях, иск о признании аукциона 2004 года недействительным и возмещении убытков в сумме 388,3 млрд. рублей, служит интересам все той же группы людей – проворовавшихся, растащивших значительные суммы денег акционеров «Группы Менатеп». Безусловно, «толкотня» и финансовые риски вокруг продажи активов компании отпугнут потенциальных покупателей. Не добавляет оптимизма и перспектива дальнейшей судебной тяжбы. Но главный мотив, конечно же, очевиден - необходимо во что бы то ни стало помешать «Роснефти» в дальнейшей покупке активов ЮКОСа. «Юганскнефтегаз» - предприятие, с которым к Ходорковскому и его приближенным пришло могущество, с которого, как уже не раз звучало, «начался» ЮКОС. Однако, вряд ли арбитражное дело «Юганскнефтегаза» станет последним, с завершением которого, уйдет в историю империя МБХ.

Владислав Калинин, специально для Пресс-центра "Приговор"
Пресс-центр "Приговор"


акционер Group MENATEP. 

акционер Group MENATEP. 

Поиск




Агентство Приговор. Мнения Библиотека Хроника .
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Prigovor.Ru" обязательна. ©2015 e-mail: info@prigovor.ru