декабрь 2014
    1 2 3
4
5
6 7 8 9 10
11
12
13 14 15 16 17
18
19
20 21 22 23 24
25
26
27 28 29 30  
 
 




Наша кнопка:
Пресс-центр Михаила Ходорковского

Новости по делу Платона Лебедева

Политические новости

Генеральная прокуратура РФ

Дело




Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
За что сидит Василий Алексанян?

9 октября Мосгорсуд рассмотрел жалобу адвокатов бывшего начальника Правового Управления, а затем и бывшего президента НК ЮКОС Василия Алексаняна на продление Басманным судом срока содержания под стражей до 2 декабря. Как и ожидалось, защитники заявили, что Алексанян арестован незаконно. Так в чем же все-таки обвиняют «экс-юкосовца» и почему уже на ранней стадии расследования дела подсудимый выдвинул отвод представителю государственного обвинения Валерию Лахтину?
Освободить нельзя арестовать!

Судебный процесс над Василием Алексаняном по мнению специалистов начнется не ранее 2007 года. Причина тому - практически полная слепота обвиняемого: один глаз его ничего не видит, другой видит в объеме 0,01% от нормы. Есть информация, чтопо этой причине Алексанян, обвиненный в хищении и легализации денежных средств будет знакомиться с материалами дела продолжительное время. Хотя, кому как не одному из организаторов разграбления активов «ВНК» и «Томскнефти» должна быть знакома суть предъявленных обвинений?

Пока дело не дошло до разбирательства в Басманном суде, защита Алексаняна уже попыталась громко заявить о себе в Мосгорсуде. 4 августа срок содержания задержанного под стражей был продлен до 2 декабря. Адвокаты Львова и Дангян оспорили данное решение. До начала рассмотрения жалобы, защитники и обвиняемый заявили отвод гособвинителю Валерию Лахтину, как лицу «иным образом заинтересованному в исходе дела». Дело в том, что Лахтин осуществляет надзор за следствием, а в данном процессе поддерживает обвинение. Тем самым, по мнению защитников, «исход процесса является для Лахтина важным для осуществления своей деятельности и продвижения по службе». Что-то подсказывает, что исход процесса для Валерия Лахтина будет в любом случае важен, даже если он переквалифицируется в простого следователя Генпрокуратуры.

В качестве иных аргументов своего требования адвокаты заявили, что Лахтин ввел в заблуждение Симоновский суд, выдавший в свое время санкцию на арест Алексаняна, поскольку утверждал, что Ходорковский, Гололобов, Бахмина являются обвиняемыми по взаимосвязанным преступлениям, в отношении некоторых лиц идут процессы, а Алексанян совершил преступления в составе этой организованной группы. «Ни в одном приговоре фамилии Алексаняна нет!» - пытались обратить внимание суда адвокаты. Защитники обвинили Лахтина и в том, что он представил, якобы, недостоверные сведения о том, что Алексанян мог покинуть страну, и в том, что, несмотря на патологическое изменение зрения у обвиняемого, Лахтин не освобождает его из-под стражи. Словом, все, что Лахтин исполняет в рамках государственной службы, стало предметом адвокатской критики.

Валерия Лахтина «процессуальный наскок» ни чуть не испугал. Он заявил, что все действия следствия выполнялись и выполняются в установленные сроки и в законном порядке. Для ареста Алексаняна существовало несколько факторов, в частности, материалы оперативно-розыскной деятельности сотрудников МВД РФ, а так же тяжесть преступлений, совершенных подозреваемым в составе организованной группы. Если адвокаты заявляют о личной, материальной, либо иной заинтересованности гособвинителя, Лахтин попросил предоставить доказательства и результаты подобной заинтересованности, в частности аудио- или видеозаписи и т.п.

Выслушав стороны, коллегия судей Мосгорсуда постановила отклонить заявленный отвод гособвинителю, поскольку не установила оснований полагать, что он каким-либо образом заинтересован в исходе дела.

Обосновывая свой протест на продление содержания под стражей, Василий Алексанян заявил, что оперативные мероприятия в отношении него были осуществлены с грубыми нарушениями. В частности, обыск был проведен в его адвокатском кабинете. По закону это запрещено. Между тем известно, что обыск проводился в доме Алексаняна. Сотрудники правоохранительных органов не имели представления о том, что какое-либо помещение хозяин использует в качестве адвокатской конторы. Алексанян отметил, что не собирался бежать из страны. Билета и паспорта у него с собой не было. Бывший начальник правового управления НК ЮКОС подчеркнул, что его положительная характеристика с места работы имеется в деле. Басманный суд же, по его мнению, продлевая срок содержания в СИЗО, ориентировался на исход других уголовных дел в отношении сотрудников ЮКОСа. «Прокуратура не предъявляет мне конкретных обвинений!» - жаловался Алексанян. – «Ничего не рассматривалось, обстоятельства совершения мной преступлений не представлены суду!».

Адвокат Львова, поддержав своего клиента, подвела черту под позицией защиты: «Мы считаем, что прокуратура давит на суд!».

Валерий Лахтин пояснил судебной коллегии, что вопрос о продлении содержания Алексаняна под стражей был затронут из-за невозможности завершить следствие в установленные сроки. Данная процедура предусмотрена законом. «Алексанян совершил преступление в состав организованной преступной группы», - заметил Лахтин. – «Ее члены: Невзлин, Гололобов, Бурганов уже скрылись от закона!». Гособвинитель пояснил, что оперативно-розыскные мероприятия, в ходе которых были получены сведения о преступной деятельности Алексаняна, изначально проводились в отношении других лиц. Лахтин заявил суду, что адвокаты уже не первый раз пытаются втянуть следствие фактически в рассмотрение дела по существу. «С этой точки зрения, напротив, сторона защиты давит на суд!», - завершил выступление гособвинитель.

Решение судебной коллегии Мосгорсуда частично изменило постановление районного суда. Срок содержания под стражей продлили не на шесть, а на три месяца. При этом фактически ничего не изменилось – 2 декабря 2006 года следствие подаст либо новое ходатайство о продление Алексаняну срока содержания под стражей, либо инициирует начало судебного процесса.

Сбежит ли Алексанян из России, если меру пресечения ему заменят подпиской о невыезде, вопрос риторический. Ныне гражданин Израиля Леонид Невзлин так же регулярно, как и Алексанян, давал показания следствию по иным уголовным делам, однако, как только «запахло жареным» тут же поспешил скрыться на исторической родине. Про других «юкосовских овечек» и говорить не стоит. Непосредственный подчиненный Алексаняна г-н Гололобов ныне безбедно здравствует на берегах туманной Темзы на ворованные у россиян средства. Присоединится ли к нему Василий Алексанян? Генпрокуратура не хочет искушать бывшего начальника правового управления ЮКОСа…

Процесс над Василием Алексаняном, как уже говорилось, по мнению специалистов будет одним из самых продолжительных в череде «дел ЮКОСа». Во-первых, Алексанян грамотный юрист. Неслучайно махинации руководства ЮКОСа в правовом отношении организованы столь ловко и безупречно. В свое время Алексанян в суде даже защищал Михаила Ходорковского. Во-вторых, хотя зрение у подсудимого, действительно, крайне плохое, но ранее это обстоятельство не мешало ему плодотворно работать. Что же так внимательно и долго будет изучать в своем деле бывший начальник правового управления НК ЮКОС?

Как восемь миллиардов превратить в три?

Следствие считает, что фактически Василий Алексанян, так же, как и Леонид Невзлин был организатором грандиозных махинаций с акциями «Томснефти» и шести других дочерних фирм ОАО «ВНК» в 1998 – 2000 годах. Сразу после покупки «ЮКОСом» сибирской компании Алексанян разработал и реализовал схемы хищений акций и имущества ОАО «ВНК». По мнению следствия, контролировал действия участников расхищения Леонид Невзлин. Начальник правового управления Алексанян определял подставные коммерческие организации для передачи через них ворованных активов в управление и распоряжение заинтересованным «юкосовцам». Он же обеспечивал и дальнейшую легализацию средств. Заместитель начальника правового управления ОАО «ЮКОС-Москва» Гололобов и начальница отдела по работе с регионами этого же управления Светлана Бахмина выполняли конкретные указания Алексаняна.

После покупки ЮКОСом активов ОАО «Восточной нефтяной компании» в виде акций «Томскнефти» Алексанян совместно с Гололобовым и Бахминой добился избрания в Совет директоров ОАО «ВНК» подконтрольных лиц. Проникновение в структуру компании происходило под жестким давлением «юкосовцев». Директоров запугивали и обманывали. В результате 12 марта 1998 года в Совет директоров вошли Гололобов и еще 16 сотрудников дочерних организаций НК ЮКОС. Кроме того, Алексанян организовал избрание генеральных директоров (управляющих) ОАО «Ачинский НПЗ», ОАО «Новосибирское предприятие по обеспечению нефтепродуктами», ОАО «Томскнефтепродукт», ОАО «Хакаснефтепродукт», ОАО «Томскнефтегеофизика» и ОАО «Томскнефть».

В мае 1998 года Бахмина подготовила список кандидатов в члены Совета директоров ОАО «Томскнефть». С помощью председателя Совета директоров Филимонова 28 мая этого же года «юкосовцы» добились утверждения данного списка на заседании. В результате, из девяти членов Совета директоров, семь, включая Бахмину, были людьми ЮКОСа. Так «Томскнефть» перешла практически под полный контроль обвиняемых.
Определение высокорентабельных активов «Томскнефти», отчуждение которых принесло бы наибольшие выгоды, происходило летом 1998 года. Бахмина ездила в город Стрежевой, где сотрудники нефтедобывающей организации подготовили перечень самых ценных скважин.и предприятий. Суммарная балансовая стоимость отчуждаемого имущества составила 8 183 566 319 рублей (45% активов ОАО «Томскнефть»).
Истинные цели «высококвалифицированных менеджеров» ЮКОСа сотрудникам «Томскнефти», конечно же, были понятны. Только противостоять рейдерскому налету ни у кого из сибиряков уже не хватило духа. Часть коллектива новые хозяева разогнали, другие безропотно наблюдали, как созданную ими компанию растаскивают на запчасти. И все же решение об отчуждении имущества на Совете директоров не могло быть принято единогласно. Тогда Алексанян через Бахмину организовал расчеты стоимости выводимых из оборота «Томскнефти» активов таким образом, чтобы их суммарная балансовая стоимость не превышала 25 процентов балансовой стоимости активов ОАО «Томскнефть». То есть, стоимость была занижена более чем в 2 раза. Чтобы на бумаге все было «шито-крыто» подготовили проект фиктивных экспертных заключений по оценке рыночной стоимости имущества.
Гололобов, следуя указаниям Алексаняна, через сотрудника аппарата управления ОАО «ВНК» Шатурного добился получения недостоверных данных о стоимости основных средств. Обманутый оценщик ООО «Томинформ-Аудит» Зайцев в июле 1998 года в Томске подготовил и передал Гололобову подложные экспертные заключения. Стоимость активов ОАО «Томскнефть» в этих бумагах вместо 8 183 566 319 рублей (45% активов предприятия) была занижена до 3 380 688 000 рублей (18 % активов). Аферисты на заседании Совета директоров в августе 1998 года назвали ее рыночной. Таким образом, сделку из крупной (стоимость активов от 25% до 45%) превратили в рядовую.

Тем не менее, не все члены Совета директоров проголосовали за «грязное» соглашение. На этот факт, в нарушение требований ч. 1 ст. 79 ФЗ «Об акционерных обществах» и п. 10.9 Устава ОАО «Томскнефть» «юкосовцы» откровенно наплевали. Уже 1 сентября в Стрижевом собрали внеочередное собрание. Бахмина, по указанию Алексаняна, через председательствующего Филимонова добилась вынесения на голосование без предварительного обсуждения вопроса об утверждении указанного договора. Согласно продавленному решению, все полномочия исполнительного органа ОАО «Томскнефть» передавались управляющей организации ЗАО «ЮКОС-ЭП». Данный договор был подписан сторонами 29 сентября 1998 года в Москве. Руководил дочерней фирмой так же участник махинаций – г-н Бурганов. Он наделялся полномочиями по управлению и распоряжению имуществом ОАО «ВНК» и ОАО «Томскнефть». Бурганов подписывал договоры, на основании которых происходило незаконное отчуждение акций и иного имущества дочерних организаций ОАО «ВНК».

Под видом внесения имущественного вклада в уставный капитал специально подготовленных подставных обществ основные средства ОАО «Томскнефть» стоимостью 8 183 566 319 рублей в период с 23 октября по 1 декабря 1998 года были незаконно переданы на баланс ЗАО «Васюган» по умышленно заниженной остаточной стоимости в размере 951 780 000 руб., в ЗАО «Вах» - 835 872 000 руб., в ЗАО «Игол» - 754 584 000 руб., в ЗАО «Стрежевой» - 233 601 000 руб., в ЗАО «Лугинецкое» - 550 235 000 руб. и в ЗАО «Нефтяник» - 54 616 000 руб., то есть общей стоимостью в размере 3 380 688 000 руб. Получалось, что руководители «Томскнефти» добровольно отказались от огромной части своей компании. Рыночных оснований для того не существовало абсолютно никаких. «Томскнефть» имела крепкие позиции, обеспечивала рабочими местами и налоговыми отчислениями население целого края. После аферы в отношении компании началась процедура банкротства.

Акционер Сухова против «Томскнефти»

В октябре – ноябре 1998 года разграбление «Томскнефти» продолжилось в форме «безвозмездного обращения» акций дочерних компаний ОАО «ВНК»: «Ачинский НПЗ», «Новосибирское предприятие по обеспечению нефтепродуктами», «Томскнефтепродукт», «Хакаснефтепродукт», «Томскнефтегеофизика», в незаконную собственность подконтрольных Алексаняну и его подельникам офшорных иностранных компаний. Акции сибирских предприятий было решено обменять на, якобы, равнозначные по стоимости акции ЮКОСа.

Для придания сделкам видимости правомерности Алексанян в ноябре 1998 года организовал оформление поддельного заключения ЗАО «Международный центр оценки» (ЗАО «МЦО») о равнозначной стоимости обмениваемых пакетов акций. Гололобов через сотрудников аффилированного ЮКОСу российско-швейцарского предприятий «Рашин Траст энд Трэйд» (СП «РТТ») оформил фиктивные договора мены. Распорядитель имущества дочерних «ВНК» компаний г-н Бурганов, по поручению Алексаняна и Гололобова 6 ноября 1998 года в Москве подписал 17 договоров мены, а 12 ноября 1998 года - передаточные распоряжения к ним. На основании этих документов акции дочерних организаций ОАО «ВНК» были переданы в распоряжение подставных кипрских компаний «Sagiman Holding Ltd» (Сагиман Холдинг Лтд), «Montekito Holding Ltd» (Монтекито Холдинг Лтд) и «Chellita Ltd» (Челлита Лтд)

21 мая 1999 года на заседании Совета директоров ОАО «ВНК» в Москве, Гололобов, сославшись на ложное заключение ЗАО «МЦО» от 1-4 ноября 1998 года, скрыл от членов Совета директоров ОАО «ВНК» рыночную стоимость акций предприятий, и уговорами и давлением обеспечил одобрение отчуждения имущества. Процедура банкротства в отношении «Томскнефти» не позволяла мошенникам фактически воспользоваться результатами своих афер. Тогда Алексанян дал указания Бахминой решить вопрос через губернатора Кресса. Бахмина сообщила главе областной администрации, что процедура банкротства вызовет нарушения с отчислением налогов и массу иных тяжких последствий для области. Обеспокоенный Кресс в письме от 9 сентября 1998 года потребовал от временного управляющего ОАО «Томскнефть» Парыгина отозвать из суда заявление о возбуждении процедуры банкротства, а также направил письмо в Арбитражный суд Томской области о нецелесообразности дальнейшего осуществления процедуры банкротства.

Последующая борьба за миллионы долларов была построена просто и эффективно. В небольшой деревеньке Аввакумово Тверской области вдруг развил бурную деятельность ранее никому не известный акционер «Томскнефти». Гражданка Сухова, владеющая одной акцией (!) «Томскнефти» в Калининский райсуд Тверской области подала жалобу на действия территориального агентства по делам о несостоятельности (банкротстве) Томской области. К заявлению прилагались письма губернатора Кресса, определения Арбитражного суда Томской области о введении процедуры наблюдения на ОАО «Томскнефть», выписки из реестра акционеров о том, что у Суховой действительно есть одна акция. В жалобу Суховой, как и в ходатайство Бахминой, были внесены ложные сведения о том, что до процедуры банкротства не были наложены аресты на имущество «Томскнефти» для обеспечения взысканий. На самом деле преступники скрыли от суда, что налоговой службой Томской области имущество нефтяной компании уже арестовано.

11 сентября 1998 года действия территориального агентства по делам о несостоятельности (банкротстве) Томской области были признаны незаконными, а временному управляющему ОАО «Томскнефть» Парыгину запретили в дальнейшем банкротить компанию. 13 ноября 1998 года Бахмина представила в Арбитражный суд Томской области ходатайство с просьбой отказать агентству по банкротству в осуществлении данной процедуры, поскольку, якобы, не было предпринято никаких мер для возмещения задолженности «Томскнефти». 25 декабря суд фактически отказался банкротить «Томскнефть», а значит, и вводить внешнее управление. Теперь у Алесаняна, Гололобова и Бахминой не было формальных препятствий для завершения расхищения нефтяной компании.

Как на искусственной задолженности сделать реальные деньги

Однако, несмотря на все усилия мошенников перевести активы «Томскнефти» на счета своих подставных компаний, одобряющее эти действия решение акционеров, неоднократно срывалось. Не все акционеры «Томскнефти» поддерживали грабительское отчуждение имущества. С подачи Алексаняна 12 марта 1999 года в городе Мосальске Калужской области Бахмина составила жалобу на действия ЗАО «М-Реестр» от имени подставного акционера ОАО «Томскнефть» гражданина Воронина. На самом деле этот человек даже не подозревал, что участвует в судебном процессе

16 марта 1999 года в Мосальском райсуде действия ЗАО «М-Реестр», зарегистрировавшего права собственности кипрских компаний «Crawford Holdings Limited» (Кроуфорд Холдингз Лимитед), «Acirota Limited» (Асирота Лимитед) и «Carmicom Limited» (Кармиком Лимитед) на голосующие акции ОАО «Томскнефть», были оспорены. Пакет акций «Томскнефти», находившийся на руках киприотов составлял свыше 28% от уставного капитала сибирской компании. Неподконтрольных акционеров требовалось во что бы то ни стало вывести из игры.

В тот же день суд арестовал весь пакет голосующих акций. На внеочередном собрании акционеров «Томскнефти» 29 марта 1999 года в Москве в отношении арестованных акций началось исполнительное производство. За дело взялись московские судебные приставы. Иностранные компании незаконно были исключены из процедуры голосования.

Для чиновников, представляющих государственные контролирующие органы, мошенники не ленились оформлять многочисленные подложные договоры купли-продажи ценных бумаг, цессии, новации, зачета встречных требований, а также акты передачи ценных бумаг. С этой целью использовалось фиктивное соглашение между ОАО «НК «ЮКОС» и ОАО «Томскнефть», в соответствии с которым ОАО «Томскнефть» обязано было приобрести в 1999 году собственные ценные бумаги в размере, сопоставимом по стоимости с активами дочерних ЗАО «Томскнефть».

В конце 1998 года в городе Стрежевой состоялось оформление договоров цессии ОАО «Томскнефть» с более чем двадцатью фиктивными российскими организациями. «Томскнефти» были возвращены собственные векселя. При этом у компании образовалась искусственная задолженность перед «юкосовскими» кредиторами, равная по стоимости 98-100 % акций дочерних обществ «Томскнефти». В апреле 1999 года, опять же в ходе подставных операций, право требовать долги «Томскнефти» от «юкосовского кредитора» ООО «Виртус» перешло к ОАО «НК «ЮКОС».

1 июня 1999 года в городе Стрежевой, как исполнение долговых обязательств, были оформлены договора купли-продажи акций дочерних ЗАО «Томскнефти» ( в них аккумулировались более чем восьмимиллиардные активы нефтяной компании). Затем, для придания видимости возмещения стоимости акций, с «юкосовскими кредиторами» были оформлены соглашения, согласно которым под видом погашения искусственно созданной задолженности была осуществлена передача в собственность подконтрольных Алексаняну и его сообщникам подставных организаций акций ЗАО «Васюган», «Лугинецкое», «Стрежевой», «Вах», «Игол» и «Нефтяник-Сервис».

После завершения аферы, Алексанян дал поручение подписать соглашения об отступном между НК ЮКОС и фиктивными кредиторами «Томскнефти». Они должны были рассчитаться с ЮКОСом по вексельным сделкам. Вместо векселей ЮКОСу были переданы акции дочерних ЗАО «Томскнефти». Это, собственно говоря, и требовалось… Круг замкнулся.

Ущерб собственникам имущества, по подсчетам специалистов составил почти 13 миллиардов рублей, миноритарным акционерам ОАО «Томскнефть» и ОАО «ВНК» - свыше 1 миллиарда рублей.

«Будем легализовывать без шума и пыли!»

Впрочем, присвоение активов «Томскнефти» не гарантировало Алексаняну и его подельникам права свободно распоряжаться «благоприобретенной» собственностью. В конце концов, итоги сделок могли быть оспорены. Требовалось срочно легализовать капитал. Кипрские «добросовестные» приобретатели акций, а на деле подставные конторы, за очень короткий период времени заключили немыслимое количество различных сделок купли-продажи, мены и т.п. по отчуждению и передаче акций. Так «грязные» деньги «отмывались».

Действуя от лица кипрских компаний «Сагиман Холдинг Лтд», «Монтекито Холдинг Лтд» и «Челлита Лтд», Алексанян и его подчиненные подельники в период с 6 по 15 декабря 1998 года в Москве обеспечили фиктивную передачу через зависимых от них лиц акций дочерних организаций ОАО «ВНК» иностранным офшорным компаниям. Средства трех кипрских компаний в разной пропорции были отчуждены трем другим офшорам: компании «Abberton Limited», зарегистрированной на острове Мэн, компании «Butler Enterprises Limited», зарегистрированной на Британских Виргинских островах и компании «Glanton Ltd.», зарегистрированной на острове Мэн.

После того, как сделки были оформлены и вступили в силу, Алексанян инициировал вторую волну фиктивных договоров.

Средства компании «Abberton Limited» были отчуждены компаниям «Bevelite Holdings Ltd» (Кипр) и «Midas Trading Company Group Ltd» (Британские Виргинские острова). Средства компании «Butler Enterprises Limited» - компаниям «Bevelite Holdings Ltd» и «Montcon Holdings Ltd.». Средства компании «Glanton Ltd.» перетекли на счета «Montcon Holdings Ltd.» и «Midas Trading Company Group Ltd». Через несколько месяцев была подобрана третья группа подставных иностранных компаний - «Ideal Corporation» (Белиз), «Ensign Corporation» (Багамские острова) и «Foster Trading Ltd» (Кипр).

Завершая легализацию, с целью сокрытия фактического владельца похищенного имущества - ОАО «НК «ЮКОС», Алексанян и его сообщники передали акции номинальным держателям: ОАО «Русские инвесторы», от них ОАО «ДИБ» (ныне Инвестиционный банк «ТРАСТ») и ООО «Дойче Банк» (Москва). После этого следствие заблокировало прихваченные Алексаняном и его подельниками активы.

Схемы ухода от налогов

Помимо грандиозных махинаций с активами «Томскнефти» и легализации ворованных средств, следствие подозревает бывшего начальника правового управления НК ЮКОС в неуплате налогов. Начиная с 2000 года, Алексанян постоянно пользовался несколькими схемами. Одна из комбинаций представляла следующее. Алексанян имел полис долгосрочного страхования жизни по договору с ЗАО «Промышленно-страховая компания». Ежемесячно ему выплачивались страховые суммы (аннуитеты) в размере 3% от общей. Оплата полисов производилась за счет льготного кредитования Алексаняна, как физического лица, подконтрольным ОАО «НК «ЮКОС» банком АКБ «Доверительный и инвестиционный банк». Кроме того, за счет кредитных средств банка по заявлению Алексаняна приобреталась валюта, зачисляемая на его валютный счет.

Следствие подозревает, что в результате начисления вознаграждения за выполнение трудовых обязанностей по незаконной схеме - под прикрытием заключенных с ЗАО «ПСК» договоров, на валютный счет Алексаняна ежемесячно поступали денежные суммы, источником которых служили аннуитеты по указанному договору. При этом Алексанян знал, что указанное ежемесячное пополнение его счета производится за счет начисляемой ему заработной платы за исполнение обязанностей руководителя правового управления ООО «ЮКОС-Москва», а договоры долгосрочного страхования жизни оформлены лишь с целью сокрытия его фактических трудовых доходов. Всего в 2000 году Алексанян под видом страховых выплат получил вознаграждение в размере 4 063 830,60 рублей. Данные средства никоим образом не были задекларированы сотрудником ЮКОСа в налоговой службе.

Другая схема, использованная Алексаняном для сокрытия своих реальных доходов, предусматривала приобретение патентов и получение статуса индивидуального предпринимателя. Используя услуги своего представителя, в марте 2000 года Алексанян подал в налоговую инспекцию №29 по ЗАО Москвы заявление на выдачу патента для перехода на упрощенную систему налогообложения. В заявлении указывалось, что Алексанян оказывает правовые (юридические) услуги в качестве предпринимателя без образования юридического лица. (Кстати, эту «патентную» схему использовали практически все основные акционеры ЮКОСа.)

В 2000 году Алексанян заключил фиктивный договор с американской компанией «Cay Management L.L.C.» на оказание консультационных услуг. Полученные в том же году доходы и вознаграждения на посту начальника правового управления «ЮКОС – Москва» в сумме 3 904 200 рублей, Алексанян внес в книгу учета доходов и расходов предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения. В декларации за 2000 год, Алексанян указал гораздо меньшую сумму, а именно - 214 557, 40 рублей. С учетом задекларированных средств, Алексанян в 2000 году за выполнение трудовых обязанностей фактически получил вознаграждение в сумме 8 182 588 рублей, уклонившись от уплаты налогов и сборов с данного дохода на сумму в 2 365 553 рублей.

В 2001 году Алексанян вновь использовал старую схему и не уплатил в государственную казну 454 290 рублей. Всего за 2000-2002 гг. Алексанян незаконно не уплатил налоги с доходов физического лица на общую сумму 3 139 702 рублей.

И последнее, если вы думаете, что Василий Алексанян - идеальный персонаж "беловоротничковой преступности" - ошибаетесь. За ним все это время стояла компания ЮКОС - с ее безграничными финансовыми возможностями для "смазывания" бюрократических механизмов.

Алексей Крутилин, спец. корр. Пресс-центра «Приговор»
Пресс-центр «Приговор»


исполнительный вице-президент ЮКОСа с полномочиями президента. 

Поиск




Агентство Приговор. Мнения Библиотека Хроника .
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Prigovor.Ru" обязательна. ©2015 e-mail: info@prigovor.ru