декабрь 2014
    1 2 3
4
5
6 7 8 9 10
11
12
13 14 15 16 17
18
19
20 21 22 23 24
25
26
27 28 29 30  
 
 




Наша кнопка:
Пресс-центр Михаила Ходорковского

Новости по делу Платона Лебедева

Политические новости

Генеральная прокуратура РФ

Дело




Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
Адвокат Г. Каганер: «Невзлин ни сколько не похож на еврея!»

27 июля: «Банда Пичугина» раскололась. Цыгельник, Решетников, Шапиро и Левин признали свою вину. Пичугин и Овсянников отрицают очевидные факты. Адвокаты подсудимых продемонстрировали чудеса красноречия
Четверо «несчастных адвокатов Пичугина» (так было заявлено самими защитниками) более трех часов пытались выстроить последовательную позицию. С одной стороны они утверждали, что обвинения Пичугину голословны и адвокаты не понимают, что же, конкретно, нужно опровергать и кого защищать. Они попробовали детально разобрать каждый эпизод обвинения Пичугину, высказывая контраргументы либо позиции Генпрокуратуры, либо основным свидетелям обвинения: подсудимым Цыгельнику и Решетникову.

Лучше остальных подготовился главный защитник Пичугина – адвокат Георгий Каганер. Его речь изобиловала цитатами, достойными кинокартины «Иван Васильевич меняет профессию». Вот главные из них: «Из Пичугина делают идиота!», «Заказчик сторонится исполнителя, как черт ладана!», «Невзлин не похож на еврея! На еврея похож Нудельман!», «Мне и в кошмарном сне не приснится, чтобы я работал со следствием!». Впрочем, и коллеги Каганера были не менее красноречивы.

Адвокат Дмитрий Курепин, первым взял слово. Он пытался донести до суда глубокую уверенность защитников в недопустимости представленных доказательств в отношении Пичугина. По его версии экс-юкосовец никогда не признавал себя виновным и никого не знает из тех, кто находится с ним на скамье подсудимых. По всем эпизодам в обвинении фигурирует формулировка «вступил в преступный сговор с Невзлиным», а, по мнению адвоката, «нет даже названия места, где это происходило». Наверное, мастер контрразведывательной деятельности Пичугин должен был ставить в известность о своих делах с Невзлиным всех окружающих. Записка Пичугина с адресом Рыбина, по словам Курепина, не может принадлежать Пичугину, к тому же «не содержит никакого указания убить». Возникает вопрос: если записка, действительно подделана, то, почему же тогда ее не сделали прямым доказательством и не написали просто и понятно «убить Рыбина» в такое-то время, в такой-то час? Курепин заявил, что следствием доказано лишь то, что Пичугин работал в банке «Менатеп» и знал Горина. «Главная цель обвинения – создание негативного образа компании ЮКОС», - был полон уверенности защитник. – «Вина Пичугина только в том, что он работал в этой компании. Прокуратура хочет добиться экстрадиции Леонида Невзлина. Все видели в этом зале крайне заинтересованного в этом г-на Нудельмана. Сторона защиты надеется, что суд вынесет оправдательный вердикт».

Адвокат Ксения Костромина пыталась доказать, что у Пичугина и, в целом, у компании ЮКОС не было мотивов совершать преступления. Получалось, что Цыгельник, Решетников, Шапиро и Горин – энтузиасты-любители, занимающиеся беспределом, фактически, против компании ЮКОС. «Убийство Корнеевой противоречило интересам ЮКОСа», - сделала вывод адвокат. – «Был ли достигнут результат? Нет. Устранение Корнеевой не решало вопросов с приобретением помещения группой «Менатеп». Наоборот, убийство затруднило переговорный процесс. Убийство Корнеевой – собственная инициатива Горина, который хотел попасть в штат банка». Следуя логике адвоката, Горин, знал, что наносит вред компании, однако, на свой страх и риск, организовал убийство предпринимательницы лишь для того, чтобы повысить свой авторитет и получить место. Вот, такая пятая колонна действовала в чисто прозрачной компании ЮКОС. С этих позиций Пичугину можно только посочувствовать – не уследил за «оборотнем» Гориным, не уберег Валентину Корнееву, мэра Нефтеюганска Петухова, дважды прошляпил покушения на Рыбина, да и за самим Гориным не уследил. Тот, видимо, в горячке сам себя «заказал».

Что касается мэра Петухова, то Ксения Костромина полностью уверена в том, что задолженности ЮКОСа перед городским бюджетом не было. Все текущие платежи исправно платились. Бедным нефтеюганским детям, наверное, приснилась голодная полуобморочная жизнь на протяжении шести-семи месяцев. А нефтяники сами не понимали, зачем они выходили на митинги и чего требовали от новых хозяев «скважинной жидкости». «Кризис неплатежей имел место по все стране!» - подчеркнула Костромина. – «Петухов расходовал средства не по назначению. Его действия – объявление голодовки и т.д. – поднятие рейтинга в глазах избирателей. Он требовал отменить приватизацию ЮКОСа незаконно. Свидетели Дубов и Симановский говорят, что, вообще, не понимали действий Петухова. Мэр Нефтеюганска растратил финансовые средства, а затем объявил виновным ЮКОС».

Не понятно одно - зачем Петухову поднимать рейтинг в глазах народа, если он только-только был избран мэром. До голодовки и иных публичных действий, в чем теперь, получается, адвокаты обвиняют убитого градоначальника, был очень долгий период времени, когда он пытался донести до руководителей округа, региона, страны, что на самом деле происходит в Нефтеюганске, каким образом, отмываются грязные нефтяные деньги. Если бы этого периода не было, то, конечно, Петухова с чистой совестью можно упрекнуть в собственном пиаре, назвать клеветником на честных непорочных руководителей ЮКОСа.

В своей оценке ситуации в Нефтеюганске, Костромина ссылалась, в том числе, на показания целого ряда «юкосовцев»: Дубова, Кондаурова, Калимана. Этим уважаемым людям, разумеется, можно целиком доверять.Вызывает интерес одна фраза адвоката: «Неясно, зачем нужно было убивать Петухова, если после этого ЮКОС стал платить налоги? Это подтверждается показаниями зам.главы администрации Ткачева и др.» Так значит, ЮКОС все-таки не платил налоги до убийства Петухова? Или как? Платить налоги ЮКОС стал по одной простой и понятной причине. Убийство одного человека еще можно было замять, как это и делали купленные компанией правоохранительные органы города, а бунт доведенных до крайности, голодных нефтеюганцев скрыть было невозможно. Тут даже президент Борис Ельцин мог неправильно понять действия олигархов.

Предпринимателей Рыбина (компания «Ист петролеум»), Аванишвили (компания «Томскнефть до покупки ЮКОСом) Костромина назвала «инсайдерами» .т.е. сотрудниками, действовавшими против своих компаний, в личных интересах. «Они наворовали много денег», а честные парни из ЮКОСа, купив «Томскнефть», поставили жесткий заслон личному обогащению предпринимателей. После неудачных(?) исков в Венский арбитражный суд, по мнению Костроминой, у Рыбина возникло чувство мести в отношении руководства ЮКОСа. Причем, у руководства ЮКОСа, уверена адвокат, такого чувства к Рыбину не было. Зачем «мошенник» Рыбин пытался призвать ЮКОС к выполнению договоров, в этой связи, просто не понятно. Зачем вел с ними переговоры? Если деньги наворованные, то, почему Рыбин обещал, их вернуть через суд, в случае если его вина будет доказана? И почему, вообще, он не боялся правосудия, если был замешан в махинациях? Все эти вопросы не нашли ответа в речи Ксении Костроминой.

Адвокат Георгий Каганер сообщил суду, что занимается делом Пичугина вместе с коллегами уже четвертый год. «Следователям Генеральной прокуратуры нужен не Пичугин, а Невзлин», - сделал откровенное признание Каганер. – « Пичугин лишь разменная монета. Его вина лишь в том, что он работал в компании ЮКОС и знал Горина! Сейчас его хотят сломать, заставить дать показания на Невзлина!» Возмущение адвоката вызывает, что «из процесса в процесс перемещается банда Коровникова». Все их показания голословны, считает адвокат, верить им, как убийцам просто нельзя. Так же, как и бывшему тамбовскому милиционеру-«оборотню», пособнику Горина Евгению Смирнову. О поездках с Гориным к отцу Ходорковского, о том, что он видел у Горина тетрадь, с записями, компрометирующими Пичугина Смирнов, по мнению адвоката, откровенно солгал. По словам Каганера, Коровников дает такие же показания, как Цыгельник и Решетников и показания эти придуманы следователями.

«Пичугина делают идиотом!» - признался Каганер. – «Вы представляете себе, чтобы контрразведчик то и дело рассказывал о своей роли исполнителям. Сначала Горину, тот Шапиро, тот Цыгельнику и Решетникову. С момента совершения преступлений Пичугин то и дело светится то в Волгограде, то в Тамбове. Заказчик должен сторониться исполнителей, как черт ладана!» Наверное, опытный адвокат и прав, кроме одного варианта – когда заказчик, вообще, не боится никого! Ни бога, ни черта! ЮКОС шагал по стране широкой поступью и его эмиссары не то, что лица свои не скрывали, они этими лицами, как брендом «ОПГ ЮКОС» открывали двери кабинетов Кремля и Министерства внутренних дел.

Претензии Каганера вызвало и опознание Решетниковым Невзлина. «Он на еврея похож!», - заметил тогда киллер. «Это Невзлин-то похож на еврея!» - возмутился Каганер. – «Для жителей Кавказа такое определение вполне применимо. Но для евреев…. Невзлин ни сколько не похож на еврея. Вот Нудельман, появлявшийся в зале суда, настоящий еврей!»

Что касается убийства Корнеевой, Каганер еще раз озвучил, «почему-то не рассмотренную следствием версию» о заказе предпринимательницы лично Сергеем Гориным. Житель Тамбова по своей инициативе втянул в дело Шапиро. Горину убийство Корнеевой позволяло поднять свой авторитет и завершить переговорный процесс, который он «завалил». Показаниям Цыгельника и Решетникова против Пичугина, Каганер призвал суд не верить, поскольку они не один раз менялись. Надо верить их прежним показаниям, настаивал адвокат. А вот прежним показаниям Овсянникова и Шапиро на предварительном следствии, наоборот, верить нельзя. Надо верить тому, что они сказали в зале суда. Словом, Каганер умело расставил точки там, где расколовшаяся группа наговорила друг против друга гадостей, поддержал тех, кто не сказал ничего против Пичугина, отругал «раскаявшихся». Одного из первых адвокатов Овсянникова, якобы, сотрудничавшего со следствием, Каганер подверг жесткой абструкции. «Мне и в кошмарном сне не приснится, чтобы я работал со следствием!» - заявил законопослушный гражданин России.

Но больше всего, запомнится, конечно, версия адвоката, выдвинутая в отношении покушения на Евгения Рыбина. «Цыгельник признавался, что подозревал Шапиро, как бывшего «мента» в предательстве. Он, якобы, был источником утечки информации.
«Вы мне, конечно, не поверите, а если это и в самом деле так! Шапиро мог позвонить Рыбину и предупредить его о готовящемся взрыве. Тот, зная о покушении, отправляет своих охранников домой. Зачем он их отправил!? Ведь они могли остаться на дне рождения племянника вместе с ним. Он мог бы отнестись к ним по-человечески. Вместо этого он отправил их домой. Рыбин после этого имеет возможность продолжить антиюкосовские высказывания и действия. В таком случае, ваша честь, Рыбин должен находиться на скамье подсудимых вместе с другими подсудимыми! Этот человек постоянно высказывается в адрес руководства ЮКОСа со злобой. Пичугин ему ничего не сделал. Но и его он олицетворяет со своими врагами. Фраза про евреев ( прим. - «евреи не пойдут с тобой на мировую» - сказал Рыбину один из сотрудников ЮКОСа) была заготовлена Рыбиным специально. Он думал, что Пичугина будут судить присяжные, это высказывание озлобит их и настроит против Пичугина». Одним словом, и Рыбин себя «заказал», как та унтер-офицерская вдова, которая сама себя высекла, чтобы строгий ревизор наказал ее обидчиков.

В последнем слове Алексей Пичугин попросил суд вынести справедливое решение. Он заявил, что не совершал никаких преступлений. Просил оправдать его. Первый приговор в отношении себя ( 20 лет строго режима) Пичугин считает несправедливым, так же, как и пожизненное заключение, потребованное Генеральной прокуратурой сегодня. Овсянников еще раз обвинил следствие в том, что его принуждали дать показания против Невзлина и Пичугина, и попросил суд объективно подойти к рассмотрению дела. То, что на протяжении долгих месяцев он выслеживал Корнееву, а затем способствовал ее убийству, Овсянников не признал. Цыгельников и Решетников признали свою вину, раскаялись, и попросили прощения у всех кто каким-либо образом пострадал от их действий. Шапиро заявил, что очень удивлен запросом прокуратуры дать ему 20 лет лишения свободы, ведь он сотрудничал со следствием, к тому же явился с повинной. «Я сам себя уже давно наказал», - признался Шапиро. От меня отвернулись близкие, ушла супруга. Я хочу попросить суд о снисхождении!» Владислав Левин, обвиняемый в нападении на семью Каплиевых, попросил суд вникнуть во все обстоятельства дела, учесть, что его втянули в преступление Цыгельник и Хангераев «Я не отрицаю свою вину, но у меня не было умысла сделать что-либо плохое этим людям. Я ничего им и не сделал. У меня нет тяги к криминальному занятию, я совершил единственную ошибку в своей жизни и прошу суд учесть мое чистосердечное раскаяние!»

О том кто и в чем виноват судья Мосгорсуда Владимир Усов расскажет всем 17 августа.

Алексей Крутилин, спец. корр. Пресс-центра «Приговор»
Пресс-центр «Приговор»


акционер Group MENATEP. 

сотрудник службы безопасности ЮКОСа. 

Поиск




Агентство Приговор. Мнения Библиотека Хроника .
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Prigovor.Ru" обязательна. ©2015 e-mail: info@prigovor.ru