декабрь 2014
    1 2 3
4
5
6 7 8 9 10
11
12
13 14 15 16 17
18
19
20 21 22 23 24
25
26
27 28 29 30  
 
 




Наша кнопка:
Пресс-центр Михаила Ходорковского

Новости по делу Платона Лебедева

Политические новости

Генеральная прокуратура РФ

Дело




Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
«Техническая ошибка»

Юрист ЮКОСа Светлана Бахмина получила семь лет строгого режима
Семь лет колонии строгого режима получила вчера бывший сотрудник правого управления ЮКОСа Светлана Бахмина. Симоновский райсуд столицы, вынесший подобный приговор, таким образом, превзошел сам себя -- согласно закону, в колониях строгого режима в нашей стране женщин не содержат. Правда, Генпрокуратура, в целом оставшаяся довольной таким решением, в лице ее обвинителя вчера отметила, что произошла обыкновенная «техническая ошибка», и г-жа Бахмина будет отбывать наказание в колонии общего режима. Суд же вчера признал ее виновной в хищении имущества ОАО «Томскнефть» на сумму 8 млрд руб., а также в уклонении от уплаты налогов с физического лица в особо крупном размере -- на сумму свыше 600 тыс рублей.

В том, что приговор бывшему замначальника правового управления ЮКОСа будет обвинительным, никто не сомневался. С момента предъявления обвинения в декабре 2004 года г-жа Бахмина все время провела в СИЗО, причем прокуратура и суд категорически отказывались ее отпустить под подписку о невыезде или залог до суда. Несмотря на то что у г-жи Бахминой дома остались двое маленьких детей, а в ее защиту не раз проводились акции правозащитников и общественных движений, Генпрокуратура настаивала, что женщина-адвокат может представлять угрозу для следствия.

И действительно с самых первых слов судьи Татьяны Корнеевой -- о том, что «суд установил: Бахмина совершила хищение в крупных размерах» -- до самого финала приговор практически в точности воспроизводил обвинительное заключение и речь прокурора в прениях. Впрочем, абсолютно то же самое можно сказать и обо всех остальных приговорах по делу ЮКОСа, начиная с Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Видимо, и впоследствии по другим фигурантам этого дела ничего оригинального ждать не придется.

Итак, суд установил, что Светлана Бахмина с декабря 1997 года по май 1998 года в городе Москве вошла в состав организованной преступной группы, где, кроме нее, числилось еще «иное лицо» и «сотрудник правового управления ЮКОСа, в отношении которого уголовное дело приостановлено в связи с объявлением его в розыск». При этом под «иным лицом», возможно, подразумевается адвокат Алексей Алексанян, бывший начальник Бахминой, а также адвокат Ходорковского и Лебедева, две недели назад арестованный Генпрокуратурой по тем же обвинениям в хищении имущества «Томскнефти». А вторым «членом ОПГ» был, по всей видимости, бывший начальник правового управления Дмитрий Гололобов, проживающий в настоящее время в Нью-Йорке и действительно числящийся в розыске.

В ОПГ также входило некоторое количество «неустановленных сотрудников и руководителей ЮКОСа, МФО «Менатеп» и ЗАО «Роспром». Все вместе они, по мнению суда, разработали, а затем и реализовали план хищения имущества компании «Томскнефть» под видом внесения его в качестве уставного капитала в дочерние ЗАО ЮКОСа. Светлане Бахминой отводилась роль исполнителя присвоения этого имущества. Для этого для начала ей поручили войти в состав совета директоров «Томскнефти», а затем, «используя свое положение по контролю за имуществом компании, организовать принятие решений, направленных на хищение имущества». Она же «должна была контролировать исполнение этих решений, а также устранять возникающие препятствия». Как гласит решение суда, г-жа Бахмина «добилась» того, что в состав совета директоров вошли «подконтрольные ЮКОСу лица», то есть сотрудники нефтяной компании. Все вместе они приняли решение о необходимости отчуждения «наиболее рентабельных средств «Томскнефти» -- нефтяных скважин, буровых установок, перечень которых был составлен при непосредственном участии г-жи Бахминой. Таким образом, «ОПГ получила 45% активов «Томскнефти на сумму 8 млрд рублей».

Затем обвиняемая якобы организовала «заведомо подложную экспертную оценку имущества». «Балансовая стоимость имущества «Томкснефти» была необоснованно занижена до размеров остаточной, которая была затем необоснованно признана рыночной», -- гласит приговор суда, в котором остаточная стоимость оценена в 3 млрд руб., тогда как должна была быть 8 млрд рублей.

Согласно решению суда, «чтобы скрыть свою заинтересованность в сделках, Бахмина через неустановленных лиц организовала выступление на совете директоров другого человека, который представил эти экспертные заключения». Она «умышленно дала заключение перед советом директоров об отсутствии нарушений в этих заключениях и не сказала, что цены занижены, а потом проголосовала за отчуждение имущества и перевод его в новые дочерние предприятия». Эти «дочки» -- компании «Лугинецкая», «Нефтяник», «Стрежевой», «Игл», «Васюган» и «Вах» -- были зарегистрированы в нескольких городах Томкой области опять же при участии г-жи Бахминой. В их уставные фонды и было переведено имущество «Томскнефти».

Как следует из приговора, итогом всей этой деятельности стало то, что «Томскнефть» оказалась на грани разорения, с чем и обратились в арбитражный суд органы по делам несостоятельности и банкротства. Но Светлана Бахмина и тут, как посчитали обвинение и суд, смогла «выкрутиться» и, «введя в заблуждение суд, добилась того, чтобы заявление о банкротстве компании было признано незаконным».

Защита настаивала на том, что в действиях Светланы Бахминой вообще нет состава преступления. Она, по словам адвокатов, была лишь «мелким клерком» и никак не могла управлять имуществом или подписывать распоряжения по его отчуждению, лишь выполняя то, что ей велели начальники -- Алексанян и Гололобов. Об этом же говорили и многие свидетели, в частности, бывший в то время председателем совета директоров «Томскнефти» Леонид Филимонов. Правда, на предварительном следствии он все-таки называл г-жу Бахмину в числе тех, по чьей инициативе фонды переводились в дочерние фирмы ЮКОСа, а на суде категорически все это отверг, заявив, что юрист ни в чем не виновата. Однако судья решила поверить тому, что было сказано им на следствии.

Кроме того, Светлана Бахмина была признана виновной и в уклонении от уплаты налогов с физического лица в особо крупных размерах в 2001--2002 годах. Согласно приговору, это выразилось в том, что она ежемесячно получала вознаграждения в виде аннуитетных выплат (проценты по договору страхования жизни от несчастных случаев), но в декларацию их не внесла, и, таким образом, государство не досчиталось 600 тыс. руб. Хотя подобный вид доходов, как отмечала защита, по закону стал облагаться налогами только с 2003 года и г-жа Бахмина все же выплатила эту сумму в полном объеме, суд все равно счел ее вину и тут полностью доказанной.

Судья Татьяна Корнеева читала приговор весь день. В перерывах родственники г-жи Бахминой, адвокаты и журналисты спорили, каков же будет вердикт, «сколько дадут». Оптимисты утверждали, что Светлана подпадет под амнистию -- все-таки у нее двое маленьких детей. Но предсказать то, что прозвучало в приговоре, не смог бы никто: семь лет колонии строгого режима, хотя для женщин в нашей стране предусмотрен только общий режим. «Я думаю, что произошла техническая накладка и суд назначил общий режим. Судья скорее всего оговорилась», -- сказал представитель Генпрокуратуры Николай Власов. Но в остальном он доволен: «Решение суда правомерно. Суд разобрался с тяжелым делом». Адвокаты -- Александр Гофштейн, Ольга Козырева, Гамлет Атанеся и Елена Хейфиц -- другого мнения. «Конечно, мы будем обжаловать приговор», -- объявила позицию защиты г-жа Козырева.

Екатерина Буторина
Время новостей


председатель правления НК ЮКОС  

Поиск




Агентство Приговор. Мнения Библиотека Хроника .
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Prigovor.Ru" обязательна. ©2015 e-mail: info@prigovor.ru